Саша и Наташа

03.06.2003 | Рубрика: Дневник

В 2000 году Марк пригласил меня на свой день рождения. Среди прочих приглашённых были мой бывший одногруппник Саша Лохов, а также наш общий приятель по институту, с которым Марк и Саша учились вместе на первом курсе в одной группе, а впоследствии мы вчетвером ездили в СПб на машине. Звали его Андрей Холин, а прозвище у него было занятное: Кувалда. На моей памяти первый раз такое было, чтобы прозвище человеку дал интернет. В 1998 году у Андрея была кошмарная домашняя страничка, находившаяся по адресу www.chat.ru/~rocknroll/. В то время доменов третьего уровня на халяву не раздавали. Из-за этого был популярен сервис da.ru, с помощью которого адрес себе можно было сделать простой и запоминающийся. Вот он и сделал себе — kuval.da.ru. И этот адрес форвардился на тот самый www.chat.ru/~rocknroll/. С тех пор и пошло: Кувалда и Кувалда. Так, что Андрей даже привык.

Кувалда был с подругой, которую звали Наташа.

До этого Марк рассказывал мне про неё много. Хотя бы потому, что в нашей компании Кувалда был единственный человек с постоянной девушкой. А мы все, значит, были людьми свободными, радующимися сексу от случая к случаю. У Кувалды же секс входил в распорядок дня. Но, как мне рассказывал Марк, помимо этого обязательным пунктом в распорядке дня значилось мозгоебание. Впрочем, я не так давно полюбил этот термин всей душой, а тогда, пять лет назад, мы обходились чем-то другим.

И вот, значит, Марк рассказывал мне, какая эта Наташа стерва, сучка и вообще — мерзкая истеричка. Ни дня без скандала, всё ей не так, всё ей не эдак, всем она недовольна. И друзья, дескать, у тебя — алкашня и мудаки, и на кого это ты сейчас посмотрел, кобелина, и ты меня не любишь, и не обращаешь на меня внимания, похотливый самец, у тебя все мысли только об этом, и где это ты так поздно гуляешь, и на какой ещё день рождения ты меня потащил, опять, небось, к этим уродам… И проч.

Ситуация складывалась явно не в пользу Наташи. Кувалда и Наташа познакомились задолго до этого дня рождения, поэтому к самому празднику образ Наташи передо мной вырисовывался однозначный. И мне было уже просто чертовски любопытно посмотреть на эту мегеру. А если повезёт, то и в действии.

Мы встретились на станции метро «Кропоткинская». Наташа была невысокого роста, со светлыми волосами, с причёской каре (или карэ?) и фантастически длинными ресницами. Такими длинными и красивыми, что в природе таких не бывает. И вообще девчонка была красивая. Вкус у Кувалды явно присутствовал. Глядела она недобро и, казалось, всем была недовольна. Марковская характеристика соответствовала. Так я себе её и представлял. Да и вообще стервы должны быть красивыми. Некрасивые женщины не имеют морального права быть стервами.

Сам день рождения прошёл тихо-мирно, Наташа по большей части молчала и своего недовольства нами вслух не высказывала. Так мы все и расстались.

Прошёл год. Наташа разошлась с Кувалдой и стала сама по себе. Я про неё и думать забыл, но полтора года назад, в октябре 2001-го, мы снова пересеклись. Марк, прячась от армии, на паях со своим другом и его подругой снял трёхкомнатную квартиру на «Пролетарской». Я был приглашён в гости на новоселье. Странно это всё, но туда же Марк сам пригласил Наташу. Ну да объяснять некоторые марковские поступки — это нужно отдельный ЖЖ заводить. Так что пригласил он её, и всё тут. Также был приглашён туда и Саша Лохов. Кувалду не позвали.

Выглядела Наташа ещё лучше, чем в первый раз. Была миролюбива, но ощущение, что она здесь — принцесса среди быдла, всё равно оставалось. Я приехал на «новоселье» с конкретной целью (последние несколько лет на сомнительные мероприятия я езжу только с одной целью) и старался не обращать на неё внимания. И сидел себе, преследовал конкретную цель. То есть пил водку.

Конец вечера я помню смутно, но в память мне врезалось, что, когда гости стали разбредаться по комнатам в поисках ночлега, Саша и Наташа, а также я и ещё одна девушка, именем Настасья, оказались на одной кровати. Спать в таких условиях я смог бы, если бы преследование своей цели довёл до конца. Этого не случилось, поэтому вчетвером на неширокой кровати мне было тесно. Остальным троим спать тоже не особо хотелось. Я предложил закрыть дверь, подпереть её креслом и славно поебаться. Не повеселиться, не потрахаться, не заняться сексом или любовью, а именно поебаться. Чего уж там скрывать-то… Даже если бы и начали мы заниматься сексом, всё равно бы всё скатилось в элементарную еблю.

Наташа сделала вид (а может, так оно и было), что это предложение возмутило её до глубины души. Причём настолько, что она начала кричать на всю комнату про кобелей, извращенцев и моральных уродов. Я отвернулся и попытался заснуть, вяло отшучиваясь. Мне ещё потом показалось, что она способна упасть в обморок от слова «какашка». Все успокоились, а к марковской характеристике я добавил истеричность и взбаломошность. «Дура какая-то», — подумал я и заснул. Утром мы не увиделись, потому что я проснулся рано, ещё пока все спали, и поехал домой.

Через пару месяцев я узнал, что у Саши с Наташей приключился роман. Я напомнил Саше, как мучился с ней Кувалда. Сашу это не ебло. Он влюбился. Или что уж он там сделал ещё, но хотел он быть с ней вместе. А ещё через несколько месяцев Саша и Наташа пригласили меня на своё новоселье. И Марка тоже. И много кого ещё. А Кувалду не позвали.

Весной прошлого года мы прогуливались с Марком и спорили, когда они расстанутся. Потом сошлись на сентябре 2002-го и спорить прекратили.

Второго сентября прошлого года мы с Димой Соколовым приехали в МАИ посмотреть на знакомые рожи, пьющие возле футбольной «коробки». Первое сентября было воскресеньем, и День знаний перенёсся на понедельник. МАИ гулял. К пяти вечера, когда мы приехали, пьяны были все без исключения.

Мы нашли компанию, в которой было несколько наших знакомых: пьяный Марк, Настасья навеселе и абсолютно трезвая Наташа. Саша в этой вакханалии участия не принимал и после занятий уехал на работу — зарабатывать деньги, чтобы кормить семью. Мы с Д. С. решили, что делать здесь нечего, и двинули в сторону Волоколамского шоссе, чтобы по пути зайти в магазин, купить водки и поехать в Покровское-Стрешнево. Наташа предложила составить нам компанию дойти до магазина и купить сигарет. Мы согласились, и пошли втроём.

Каждый закупился чем было нужно, и настала пора аккуратно дать Наташе понять, что теперь нам не по пути. Дима всей предыстории, которую теперь знаете вы, не знал, поэтому и предложил: «А что, Наташа, не прогуляться ли нам и дальше втроём?» Подавать тайные знаки и делать умоляющее лицо было поздно. Дима уже предложил, и Наташа уже согласилась. Вечер обещал быть безнадёжно испорченным.

Мы приехали в парк. Зашли поглубже, нашли скамейку и расположились на ней. Я дал себе торжественное обещание послать Наташу на хуй сразу, как только она скажет, что ей что-то не нравится и она чем-то недовольна. Но случай всё не подворачивался. Ей всё нравилось, она была всем довольна, сидела с нами и поддерживала темы, которые начинали мы с Соколом.

Где-то через полчаса, а то, может, и того раньше, я понял, что либо Марк серьёзно ошибался, либо Наташа до неузнаваемости изменилась. От надменности, спеси и пренебрежения не осталось и следа. Перед нами сидела замечательная девчонка, красавица и умница. Находиться с ней рядом, смотреть на неё и слушать, что она говорит, — было одно удовольствие. Мне нравился цвет её глаз, выражение её лица, её голос, цвет её волос… Напомни мне кто, какого мнения я был о Наташе год назад, и мне стало бы стыдно. Вот сейчас пишу это, и мне стыдно.

В результате мы расстались хорошими друзьями. И сколько раз я ни видел Наташу после этого вечера, ни разу ничем и нигде она не напоминала ту стервочку, с которой я познакомился.

Очень приятно не разочаровываться в людях, а наоборот… Как же это называется? Ну, скажем, ошибаться в лучшую сторону.

А вот ещё есть почитать:

03.06.2003