is unisom bad for high risk pregnancy gave daughter unisom and ate her out can phenergan cause diarrhea unisom for sleep provigil generic teva is unisom the same as benedryl

Из жизни театралов

Павел Копылов, педагог, с которым мы отмечали День учителя и просматривали DVD Dream Theater, играет в театре Стаса Намина. Там он, в частности, исполняет арию Понтия Пилата в англоязычной версии “Jesus Christ Superstar”. Помимо этого он поёт в группе Rocky Band.

Однажды группа Rocky Band, ещё до того, как в неё пришёл Павел, выступала перед почтеннейшей публикой в актёрском клубе «Маяк». Клуб этот закрытый, располагается при театре имени Маяковского. То есть играли ребята перед артистами театра.

По словам прежнего вокалиста Rocky Band, выступление в лесу перед птицами и пробегающими мимо лосями и зайцами в плане взаимодействия с аудиторией доставило бы ему больше удовольствия, чем игра перед членами клуба «Маяк». Деревья в лесу и то излучали бы больше симпатии и заинтересованности. Почтеннейшая публика в клубе «Маяк» не обращала на происходящее на сцене ни малейшего внимания. Люди сидели за столиками, выпивали-закусывали и даже для приличия не аплодировали музыкантам, когда те заканчивали исполнять одну песню и принимались за следующую.

В зале царило совершеннейшее спокойствие, а ребята на сцене проникались к своим слушателям тихой и нежной ненавистью. В перерыве между песнями барабанщик предложил засунуть свои палочки кому-нибудь в жопу, гитарист уже подумывал о том, какую он купит новую гитару, после того как разобьёт свою об чью-нибудь голову.

Ребятам требовалась поддержка. Если сейчас не произойдёт какое-нибудь чудо, думали они, вечер будет безнадёжно испорчен.

Вдруг в зале со своего места поднялся человек и подошёл к музыкантам. Покачиваясь, он залез на сцену и попросил микрофон. Он был сильно пьян. В нём не было никакой агрессии, наоборот, всем своим видом он излучал радость, беззаботность и склонность к весёлым хулиганствам. Это был Михаил Олегович Ефремов.

Дунув в микрофон и постучав по нему пальцем, Михаил Олегович привлёк к сцене всеобщее внимание. Почтеннейшая публика прекратила выпивать-закусывать и вся обратилась в слух. Оглядев зал, Михаил Олегович понял, что можно начинать.

— Пионер Петров из пенопласта
выпилил фигуру педераста…

В зале оживились.
Под бурю аплодисментов Ефремов закончил:

— И теперь стоит она у стенки,
все её ебут на переменке.

Все смотрели только на сцену. Лязганье вилок и звон рюмок прекратились. Почтеннейшая публика притихла и слушала, что будет дальше.

— Встретились два друга на вокзале.
Видимо, не виделись давно.
Долго обнимались, целовались,
пока хуй не встал у одного.

Такой овации, пожалуй, не слышали и сами артисты Театра имени Маяковского, когда выступали перед благодарными зрителями. «Браво!» — кричали из разных концов зала.

Михаил Олегович поклонился, спустился со сцены и сел за свой столик.

Концерт продолжился. Гитарист провёл рукой по струнам, и ему показалось, что за время выступления публика в зале сменилась. Судя по тому, как принимали группу, артисты театра куда-то делись, а их места за столиками заняли старые рокеры, фанаты Led Zeppelin, Deep Purple, Queen и Pink Floyd. Каждая новая песня встречалась аплодисментами и заканчивалась криками «Молодцы!» и «Браво!» Гитарист уже не мечтал о новой гитаре, а барабанщик и думать забыл, куда он до этого хотел деть свои палочки.