Четыре врага

17.10.2005 | Рубрика: Дневник

В воскресенье вечером, сдав шестьдесят пятый номер, весёлой компанией (президент издательского дома «Коммерсантъ» Андрей Васильев, актёр Михаил Ефремов и ваш покорный слуга) мы отправились в развлекательный комплекс «Ультрамарин» на концерт Гарика Сукачёва и группы «Неприкасаемые». Кажется, опаздывали. Андрей Васильев достал мобильный телефон и выбрал из адресной книги номер Марата Хайрутдинова.
— Алё! Марат, без нас не начинайте. Чего? Ну, минут через десять будем.

Что писать о концерте — ума не приложу. От Гарика как всегда исходил сумасшедший драйв, и даже пиво по двадцать гривен, которое несли столько же минут, и полное отсутствие кухни не смогли испортить впечатление. Своё выступление в Киеве Гарик начал с песни «Вальс Москва». Через полтора часа, когда концерт подошёл к концу, под аплодисменты и крики «Гарик!» господин Сукачёв снова вышел на сцену и, кивнув в сторону, хм, VIP-ложи, сказал, что «по просьбе друзей» сыграет последнюю песню. Я рассчитывал на «Свободу Анжеле Дэвис», но последней оказалась «Дорожная». В припеве мне отчётливо слышалось: «Эй, ямщик, помаранчевый к чёрту!»

После концерта Андрей Васильев, глядя на не в меру энергичного Михаила Ефремова, сказал:

— У меня в Москве есть водитель Женя. У Жени есть три врага. — Тут Андрей Васильев выдержал паузу. — Три врага, — повторил он. — Первый — это Адольф Гитлер, второй — это Миша Ефремов, а третий — это Гарик Сукачёв. С первым всё понятно, он враг, потому что фашист. Миша Ефремов враг, потому что он любит сесть сзади и на скорости сто шестьдесят закрыть Жене глаза руками и крикнуть ему в ухо: «Скорость сто шестьдесят! Ты внезапно ослеп! Твои действия?!» А Гарик Сукачёв делает проще. Он на скорости сто шестьдесят просто выходит через левую дверь. «А, говорит, всё меня заебало, ну вас всех на хуй, я пошёл». И выходит. Есть, правда, четвёртый враг, но он плавающий, и это может быть кто угодно.

17.10.2005