Минск

30.05.2006 | Рубрика: Белоруссия

(Глубоко затягиваясь сигаретой Chesterfield, которых не купишь в Минске.) Что вы знаете про Белоруссию, кроме того, что там есть лён, тракторы «Беларусь», батька Лукашенко и Советский Союз? Так вот, льна там нет. Вернее, есть, но турецкий. Остальные ваши знания вполне исчерпывающие. Потому что больше там нет ничего.

Когда мы с Марком собрались в Минск, я был рад. Я ёрзал в предвкушении поездки и не мог заснуть. Я ждал наконец увидеть Советский Союз. Он казался мне прикольным. И только вернувшись в Киев, я понял, почему. Потому что, когда эта нечисть распалась, мне было одиннадцать лет. А до одиннадцати лет всё кажется прикольным. В двадцать шесть лет от Советского Союза ощущения совсем иные. И того, что я там насмотрелся, мне хватит, чтобы сказать: больше я в Минск по своей воле не поеду.

После нашего возвращения друзья по ICQ задавали мне один и тот же вопрос: «Ну как? Прикольно? Правда, что там Советский Союз?» Я всем честно отвечал: «Там УЖАСНО. Совершенно не прикольно. Про Советский Союз всё чистая правда. Не ездите туда». Но друзья говорили мне, что раз всё это правда, то они обязательно туда поедут, потому что когда ещё изобретут машину времени, а тут сел на поезд — и ты в семидесятых. Ну и чёрт с вами. Хотите — поезжайте. Я вас честно предупреждал.

Дороги частью своей очень плохие даже в центре (в отличие от магистрали, ведущей от Чернигова до Минска). Такси ездят только по счётчику. Торгуйтесь, называйте какую угодно цену — без включённого счётчика вас никто не повезёт. Для того чтобы искоренить порочную практику халтуры, устраиваются подсадки — чтобы проверить, а не кладёт ли водитель деньги себе в карман. Говорят, что в принципе можно поймать частника. У нас с Марком не получилось.

Обратная сторона вылизанного Минска — вещевой рынок в Ждановичах. Грязь, толкотня, вьетнамцы, низкопробные турецкие шмотки (да-да, лён тоже турецкий), нищета и никакой показухи.

Средняя зарплата на госпредприятии достигает ста пятидесяти долларов. В частных конторах, наверное, выше, но не думаю, что более чем вдвое. Тысяча долларов — сумма настолько заоблачная, что о ней как-то и говорить не принято. Для жизни на сто пятьдесят долларов в Минске созданы все условия: там нет ничего, где можно было бы эти деньги потратить. Приезжайте вы в Минск хоть с полным чемоданом долларов — с ним же вы уедете обратно. Потому что тратить деньги негде.

Телевизоры Panasonic стоят слишком дорого для простого минчанина. Поэтому по всему городу развешана реклама телевизоров «Витязь». С аудиосистемами та же история: альтернативный вариант — кассетный магнитофон «Беларусь» — стоит значительно дешевле и для простого смертного подходит как никакой другой.

«Грабли»? «Му-му»? «Пузата хата»? Помилуйте, всё это очень дорого. Поэтому в городе есть «Столовые» и «Пельменные». Думаете, это как «Пельменница» на Красноармейской? Нет. «Пельменная» — это как столовая «Ледокол» в МАИ. Демократический Минск вобрал в себя всё самое худшее, что было в Совке. Включая и предприятия общепита. Помимо «Пельменных» есть кафе первой и второй наценочной категорий. Первая категория — дороже, вторая — дешевле и представляет собой закуток площадью примерно в шестнадцать квадратных метров, где вдоль стен прибиты прилавки, у которых стоят серьёзные мужчины, пьют водку, закусывают беляшами и ходят курить на улицу. Помните культовую «Чебуречную» на Китай-городе? Для вас это экзотика, бросок в прошлое, а в Минске других заведений почти нет. Причём «Чебуречная» по сравнению с кафе второй наценочной категории выглядит европейским рестораном.

Вы всё ещё хотите убедиться в этом сами? Тогда я вас предупрежу, что сигарет в Минске тоже нет. Вернее, есть, но российских фабрик. Потому что в Белоруссии импортные сигареты не производятся и везутся из России. И стоят дороже. Не каждый минчанин готов заплатить три тысячи рублей за пачку Kent. Ну да он Kent и не курит.

А! Может, вы ещё не знаете, что даже крупные универмаги типа универмага «Беларусь» на Партизанском проспекте закрыты в воскресенье? И банки, в которых можно обменять валюту,— тоже? Представьте, что если в субботу вы потратили все белорусские деньги и на руках у вас остались только российские рубли или американские доллары, то на следующий день вам ничего не останется как расположиться рядом с водопроводным краном. Потому что ничего дороже водопроводной воды вам не светит. Это Белоруссия, ребята.

Корреспондент отдела политики Люся Долгополова рассказывала, как её брат и его друг за каким-то лешим поехали в Минск. И все дни, что они провели в белорусской столице, за ними на расстоянии ходили двое в штатской одежде. Не удалясь и не приближаясь. Не мешая. Они контролировали их перемещение по городу. Хоть это оказалось не более чем легендой. За нами с Марком никто не ходил, мы специально это проверяли. Не надо уж слишком сильно гнать на Белоруссию. Это вам не Северная Корея. Хотя и очень похоже, судя по отчёту Тёмы Лебедева.

Вам всё ещё интересно? Тогда добро пожаловать в Минск.

Вид из окна гостиницы «Турист» (Партизанский проспект, д. 81). Слева — универсальный магазин «Беларусь», в котором продаётся всё: водка, еда, одежда, радиоприёмники, сувениры, телевизоры и детские велосипеды.

 

В этом белорусскому правительству не откажешь: любой город Белоруссии поражает в первую очередь просторнейшими улицами, на которых почти не видно автомобилей и пешеходов. И потрясающей чистотой.

 

Второе, чем Белоруссия поражает иностранного туриста,— белорусским языком. Адской смесью русского, украинского и падонковского.

 

О, а вот это — одна из центральных улиц Минска, улица Козлова. Унылая и точно такая же пустая, как и все остальные. Ни одного магазина, ни одной забегаловки. Кроме кафетериев второй наценочной категории.

 

Если идти по улице Козлова на юго-восток в течение минут пятнадцати, то перед вами откроется вот такой вид. Количество машин и пешеходов — среднее по Минску. Пустынно, по-вашему? Там так ВЕЗДЕ.

 

Это минский трамвай. Других нет. Чешских тоже нет. Совсем нет. Говорят, есть и другие, но нам на глаза не попались.

 

Та самая «Пельменная», о которой было столько сказано выше. Слева — раздаточный стол, Марк с подносом и кассирша.

 

А вот это и есть кафетерий второй наценочной категории. Я снимаю из самого дальнего противоположного угла. Удалось подгадать момент, когда все серьёзные мужчины вышли покурить на улицу.

 

Такое объявление висит на стене в каждом кафетерии. Кафетериев мы обходили в день не меньше шести, но к своей чести я должен сказать, что нигде больше ста граммов белорусской водки завода «Кристалл» не выпивал.

 

Это — элемент сладкой жизни, кабак, в котором гуляют иностранцы и невесть откуда взявшиеся зажиточные белорусы.

 

А это — местный колорит. Милицейский трактор-эвакуатор «Беларусь» с мигалкой подцепил очередную жертву. За рулём трактора — сотрудник ДПС в форме и надетом на неё ярко-зелёном жилете.

 

Центральная площадь Минска. Справа — Палац Рэспублiкi.

 

Имеется в виду подвиг народа в Великой Отечественной войне. Воспоминаниями про неё в стране пронизано всё.

 

Одна из центральных улиц города. Ещё одно доказательство того, что центральные улицы — просторные, безлюдные и невероятно чистые. Видимо, потому что мусорить некому.

 

Классическая, можно сказать, художественная композиция на одной из центральных улиц города: юноша в национальной одежде со свирелью в руках, девушка с первым размером груди.

 

Центр молодёжной культуры — единственный главный McDonald’s — собирает возле себя всю более или менее обеспеченную молодёжь, которая не стоит в кафетериях в силу возраста или интересов.

 

Если, пройдя Макдональдс, завернуть с проспекта Независимости направо, то открывается привычная уже, в общем-то, картина: сталинской постройки дома в дотла разбомблённом в войну городе.

 

Горбатый мост, ведущий на остров (я бы сказал, островок) Мужества и Скорби.

 

Внутри мемориала на острове.

 

Плачущий ангел (там же), вид сзади.

 

Всё.

30.05.2006