Месяц: Июнь 2006

Метро

Каждый день я встаю рано утром, в семь часов. Иногда это даётся мне тяжело, особенно если я выпивал со своими друзьями до четырёх утра.

Я открываю почтовую программу и смотрю, какие заявки мне пришли за ночь. Сколько — романтики, сколько — рекламных объявлений, сколько — обычных приветов.

Бегло просмотрев заявки, я иду на кухню и завариваю зелёный чай в пол-литровой кружке. Я кладу туда толстый кусок лимона и насыпаю четыре ложки сахара. Когда чай немного остынет, я закуриваю сигарету Chesterfield ultra lights и задумываюсь над тем, что мне предстоит сделать перед редколлегией.

«Димочка, я кохаю тоби! Твоя Бюсюнечка»

«Preved, passajir4egi!»

«Подсоедени мобилку к компу. 80673164890»

«Мариночка, поздравляю тебя с Днем Рождения! Желаю море удачи и ебаря побагаче! ПАПА»

«Привет всем выпускникам Могилы! Валерий»

«Девушка, кот. вышла на ст. Дарниця 25 июня ок. 21:15 в белой юбке и синей блуске — пазвони».

«два маладых человека хотят познакомится с девушками из святошинского района 18-20 лет звоните 80503548623».

Пожалуй, на сегодня хватит. Остальное я придумаю днём, после редколлегии.

Я снова открываю почтовую программу и отсылаю готовые объявления в HitON.

Прибавка в пятьдесят долларов в день мне точно не помешает.

Довлатоведение

Минувшей зимой мы с Антоном Владимировичем Благовещенским и другими не менее прекрасными людьми распивали спиртные напитки. У меня это был, как всегда, второй или третий день, держался я уже не так уверенно, но при этом хлестал то ли водку, то ли коньяк, а Антон Владимирович был бодр и свеж, пил красный крымский портвейн и много шутил. В общем, находились мы не в одном мире, а хоть и в очень близких, но всё же в разных.

Не помню, как зашла об этом речь. Может, примеривали эту ситуацию на меня. В общем, Антон Владимирович вспомнил Эдика Копеляна из довлатовского «Соло на ундервуде», которого Серёжа Вольф повёз на электричке за город лечить от тяжёлого запоя.

— Ага,— говорю,— «смотри, смотри — живая птица».

Антон Владимирович посмотрел на меня и мягко поправил:

— Не «живая», а просто: «смотри, смотри — птица».

Одесса

Если честно, то отчёт представляется мне не очень интересным для широкого круга читателей: минимум познавательной информации об Одессе, несколько наших рож и всякие глупости, которые казались нам смешными на момент фотографирования. А если учесть, что за три с половиной дня в Одессе и в Затоке у меня не было ни одной трезвой минуты, то на момент фотографирования мне всё казалось смешным.

В общем, я вас честно предупредил.

100% Bawełna

Родившийся в Афганистане журналист отдела политики Мустафа Найем-Маси несколько недель назад в состоянии алкогольного опьянения, когда чакры раскрываются, а восточное гостеприимство готово затмить небо, подарил мне футболку с надписью «Дякую тобi, боже, що я не москаль». На чёрной материи белой краской нарисована рожица, похожая на дружелюбное привидение Каспера. На рожицу надет колпак, а на колпаке — украинский трезубец. И внизу надпись наискосок.

История появления этой футболки «весьма любопытна, хоть и не совсем пристойна». На одной из редакционных коллегий запорожец и заведующий отделом политики Валерий Калныш рассказал, как он ездил на майские каникулы во Львов и на сувенирном развале увидел футболку с такой вот надписью. Крымчанка и руководитель делового блока всплеснула руками и сказала, что немедленно закажет её во Львове. Когда майка приехала в Киев, она подарила её Мустафе. Ну а дальше после бутылки коньяка футболка перекочевала ко мне. После того как я появился в футболке в редакции, руководитель делового блока подошла к Мустафе и назвала его «блядью в штанах». Я предложил расстроенному Мустафе напомнить ей, что и она-то, между прочим, не в юбке ходит, но галатный Мустафа не согласился.

В конце концов пришло время стирать футболку. Вместе с ней я закинул в стиральную машинку постельное бельё, белые трусы и носки из бледно-жёлтого льна. Через два часа, когда цикл закончился, я начал развешивать чистые вещи на сушилку. И с удивлением достал из машинки синие трусы. Когда вслед за трусами я достал синие льняные носки, моё удивление перешло в состояние ахуя. Синее постельное бельё почти не претерпело цветовых изменений, а последней из машинки стыдливо выползла фиолетовая футболка с ярко-белой надписью «Дякую тобi, боже, що я не москаль». И с рожицей Каспера вверху.

Я громко выматерился вслух. Кагор убежал из коридора в комнату и спрятался под диваном, думая, что всё это относится к нему, а он опять чего-то накосячил. Я взял футболку и начал вертеть её в руках. На ярлыке, пришитом сзади к воротнику, я прочитал надпись: «100% bawełna».

Слава богу, что я не поляк.