Месяц: Октябрь 2008

Невинная карта

Опять от меня сбежала последняя электричка, и я по Артёма, и я по Артёма иду домой по привычке. На «Лукьяновской» я оказался в 0:11 — в то самое время, когда внизу в сторону моей «Кловской» отъехал последний поезд.

В кармане — сто ничего не значащих ночью долларов и двадцать девять гривен, которые значат только одно: или массандровский мускатель, или два литра загадочного евпаторийского каберне, или проезд с Лукьяновки до Клова с таксистом, для которого главное не деньги, а чтобы человек был хороший. Но таких и днём с огнём не сыщешь, что уж тут говорить о ночи.

Мы в курсе

Курс доллара к гривне 1/5,05 не менялся вот уже три года, поэтому его снижение этим летом до 1/4,60 квартирная хозяйка расценила как попрание всех основ и победу украинской экономики над американской, хе-хе. Заключая со мной договор на аренду квартиры двадцатого августа, хозяйка отвергла моё человеколюбивое предложение платить в долларах и категорично выбрала гривны. Как валюту более, по её мнению, сильную, хе-хе. Чтобы я никуда не рыпнулся, по настоянию хозяйки премерзкая дряблогрудая квартирная агентесса зафиксировала этот пункт в договоре. Проще говоря, указала, что квартира стоит 4250 гривен, а не чего-то там. То есть 850 долларов по курсу 5, но в гривнах.

Колонки за главреда

Я вообще-то в Киеве уже три года. И в узких кругах стал такой же его неотъемлемой частью, как вороны на Рейтерской, гопота на Борщаговке и закрытый «Оксамыт» на Прорезной. Когда я только-только приехал и громко заявил о себе в ЖЖ, изрядно напугав «свидомых» своим не лебезящим отношением к Украине и Киеву, я попал в волну. Летом 2005 года в Киеве появилась газета «Коммерсантъ», к выходу которой я в качестве выпускающего редактора имел самое непосредственное отношение. Тут всполошились все украинские журналисты. Экспансия! Ненька опасносте! Нашествие москалей! Ну то есть внутри у них бури бушевали, а внешне это очень спокойно и даже с неким любопытством подавалось следующим образом: ой, надо же, москали приехали! А за каким, простите, хером? А как вам Украина, в диковинку ли? Борщ пробовали? Эта волна интереса к понаехавшим захлестнула и меня. Короче, заставили писать колонки в журналы. Причём сейчас-то, с высоты прожитых лет, я уже понимаю, как надо было всё писать. Врать надо было и издеваться, чтобы все окончательно офигели. А я писал правду. Такую, какой я её видел. И каким видел Киев. И все восторгались: ах-ах, он, оказывается, пробовал борщ! Ах-ах, он говорит, что украинские девушки красивее всех! Ах-ах, Киев — город каштанов! То есть не совсем пропащий человек, хоть и москаль. Так что на колонки я уже выучился.