Волейбол (часть 4)

24.07.2009 | Рубрика: Репортажи

Каждый день мы играем то ли в волейбол, то ли в пионербол. Поскольку внешне и по правилам эти игры схожи, то всё зависит от индивидуальных предпочтений игрока: кто-то, поймав мяч, делает три шага к сетке, кто-то отбивает с места. Счёт, разумеется, не ведётся, потому что ну его на фиг — заморачиваться всякой ерундой. Дети рубятся в него чуть ли не весь день, воспитатели, как правило, присоединяются к ним после полдника.

Давайте знакомиться!

Дефектолог Мария Александровна, исполняющая обязанности старшего воспитателя.

 

Слева направо: логопед Мария Александровна, Антон, Серёжа, Саша (она и ещё одна Саша зовут себя Шурами, ну и мы их будем звать так же).

 

Саша и Маша.

 

На заднем плане Маша (вы увидите её чуть ниже) и — Оля, любовь моя. Ну почему ей только одиннадцать.

 

Стёпа и Никита.

 

Маша. Сзади на неё нападает Женя, справа в сторону подающего смотрит Миша. Этот чувак играл так и брал такие подачи, что я, здоровый лоб, по сравнению с ним играть не умею вообще.

 

Близняшки Настя (она же — на заглавной фотографии) и Шура (спиной). Они похожи настолько, что у них даже руки параллельны. А мы различаем их только по майкам.

 

Маша подаёт. На неё смотрит Кирилл. Красавица Оля — для привлечения внимания.

 

Тут вы уже всех знаете: Оля, Маша и монстр волейбола Миша.

 

Стёпа — ещё одна любовь моя. Когда перед отбоем Денис обозвал его чуркой, а для пиздюлей воспитательный момент был утерян, я мысленно попросил: «Пожалуйста, ну скажи это ещё раз как-нибудь при мне, чтобы я слышал, и ты пожалеешь о том, что оказался со мной в одном лагере». Вчера это случилось. Где-то вдалеке от волейбольной площадки Денис опять стал задирать Стёпу. Началась лёгкая потасовка, которая перерастала в тяжёлую и постепенно приближалась к нам. В конце концов эта парочка пробежала в опасной близости от меня. Денис крикнул на бегу что-то вроде «черножопый», чего мне только и было надо. Ух, таким отборным пиздюлям с матом для своего подмастерья позавидовал бы любой сапожник! Аргументы вроде «он первый начал», которые пытались достучаться до меня сквозь слёзы, всхлипы, рёв и сопли, были отвергнуты все как один. Маши предупреждали меня, что Денис — это такая мерзкая тварь, которая никогда, ни-ког-да не сделает гадость в открытую. Только исподтишка. Сегодня в столовой он взглянул на меня исподлобья и обошёл далеко стороной.

 

Маши надо мной уже подтрунивают, потому что дай мне волю, и я только об Оле и буду говорить.

 

Валера и Никита. Иллюстрация того, что дедешники (от «ДД» — детский дом; как они сами себя называют) делают огромные запасы хлеба, набирая его в столовой, которые и съедают в течение дня.

 

У Никиты на руках девятилетняя Наташа.

 

Вася-морячок и Паша, любитель автомобилей. Это такие перцы, на которых в принципе нельзя сердиться, что бы они ни натворили. Маша говорит, что Паша — это вообще любовь её. Его обожают все воспитатели, и при этом он самый «тяжёлый» ребёнок в нашем отряде. То есть самый малоадекватный. Он зазубрил все причинно-следственные связи в ситуациях, в которых он может оказаться, но зубрёжкой всё и закончилось. Он может абсолютно точно и правильно предсказать, что его ждёт, если он сделает то-то и то-то, а через секунду после здравого, казалось бы, рассуждения, пойти и это сделать. Например, не дай бог, конечно, он может сказать: «Если я возьму проводок и суну его в розетку, то меня ёбнет током и мне будет пиздец», после чего взять проводок и сунуть его в розетку. Не потому что он хочет проверить степень пиздеца, а потому что в эту секунду его жизненная траектория прошла вдоль проводка и розетки. И предыдущие рассуждения здесь ни при чём.

 

Маша, Валера и Таня-прилипала. Стоило ей повиснуть на мне один раз, а мне — прокатить её на себе, как она теперь не отходит от меня ни на шаг.

 

А тут вы тоже всех знаете: на мне Саша, подо мной Вася, а рядом — Валера.

24.07.2009