phenergan pain injection site my puppy ate a unisom do phenergan suppositories expire provigil neuroprotective phenergan black box warning pediatrics nyquil pm or unisom which one has more sleeping aid in it

Всероссийское общество тупых

Национальный парадокс России заключается в том, что как минимум последний год она существует вопреки здравому смыслу. То есть, с таким количеством идиотов на руководящих постах любое государство давным бы давно наебнулось, а эта стоит себе как ни в чём не бывало.

Вообще всё происходящее в родной стране говорит только об одном: в какой-то момент она взяла и вся целиком сошла с ума. Потому что больше ничем другим то, что творится, не объяснить. Ещё несколько лет назад люди соображали, что говорили, а сейчас уже нет. Потому что какую новость ни возьми — это один сплошной ёбаный стыд. Честное слово, несколько лет назад такого не было.

Губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко прошлой зимой предложила срезáть сосульки лазерами. Уже тогда все покрутили пальцем у виска и сели смотреть, что будет дальше. В этом году снег опять выпал, когда его в СПб никто не ждал. На этот раз креативный гений Валентины Матвиенко предложил срезать сосульки не дорогостоящим лазером, а бесплатными бомжами. После того как из-за бездействия городских властей и коммунальных служб в заброшенном городе погиб второй ребёнок, губернатор предложила людям сидеть дома и не выходить на улицу, чтобы им на голову не ёбнулась сосулька.

На этом месте охуевшие от такого поворота жители Петербурга посмотрели в сторону обоих царей, потому что всем понятно, что сейчас Матвиенко не выйдет из Смольного, а как-то очень смешно вылетит, возможно, со звонким и смачным пенделем. Но ничего не происходит. Цари молчанием дают понять, что всё в порядке. Тут уже самая древняя бабка, которая в Петербурге последняя, кто в Путина верует, и та понимает, что что-то, блядь, не так.

Мне же представляется всё иначе. С ума никто не сошёл, а просто пока воспитательницы отвлеклись (одна катается на жёлтых машинках, вторая рубится в «Angry birds»), дети устроили игру в чехарду — кто дальше прыгнет и кто больше хуйни сморозит.

Выглядит это примерно так.

Всероссийское общество тупых. Старинный особняк середины XIX века в центре Москвы. Просторная зала на втором этаже. В центре стоит огромный круглый стол, прямо над ним висит двухсотлетняя люстра, у которой вместо подсвечников электрические лампочки. За столом сидит координационный совет Общества. Все молчат, кто-то тихонько перешёптывается, кто-то сидит в Фейсбуке через iPad. Председатель обводит всех взглядом, слегка откашливается и после приветствия начинает.

— Господа, перед нами стоит новая задача. Вы понимаете, о чём я. Как вам всем наверняка известно, тринадцатого января в Санкт-Петербурге от удара сосулькой погиб шестилетний Иван Завьялов. Валентина Ивановна достойно отреагировала на эту дерзкую выходку и вместо того чтобы убрать снег и сбить сосульки, предложила людям не выходить на улицу, пока не кончится зима. Это сильный, профессиональный ответ. И я думаю, что не многие из нас смогли бы поступить в данной ситуации так же решительно и бескомпромиссно. Ответ Валентины Ивановны вне всяких сомнений заслуживает уважения.

(Аплодисменты.)

— Но враг не дремлет, товарищи,— продолжил председатель.— В ответ на этот безукоризненный и цельный поступок депутат от «Справедливой России» Оксана Дмитриева обратилась в прокуратуру Санкт-Петербурга с требованием привлечь Матвиенко Валентину Ивановну к уголовной ответственности!

Круглый стол зашумел. Члены совета с возмущением переглядывались, жестикулировали. Были слышны выкрики: «Аморально!», «Подло!», «Как низко!» Председатель медленно поднял руку, все ещё немного пошумели и постепенно затихли.

— Товарищи, на эту грязную выходку необходимо дать адекватный ответ. Ваши предложения. Кто желает высказаться?
— А давайте скажем, что она использует грязные технологии! — крикнул с места какой-то молодой человек.

Председатель состроил недовольную гримасу.
— Мелко. Мелко. Надо что-то более идиотское. Товарищи, ну не забывайте же, зачем мы здесь!
— Я предлагаю,— и все посмотрели на мужчину лет шестидесяти пяти, который поднял руку.— Я предлагаю: давайте скажем, что Дмитриева эта в церковь не ходит и вообще она антихрист.

Люди за столом одобрительно зашумели. Председателю пришлось повысить голос.
— Молодец, Василий Иванович, молодец! Не в бровь, а в глаз. Точно — антихрист и в церковь не ходит. Вот, товарищи, видите — опыт, Ленинградская высшая партийная школа!

В наступившей тишине председатель продолжал.
— Итак, один вопрос решён, с Дмитриевой разобрались. Значит, семнадцатого собираем пресс-конференцию, там и говорим, что она антихрист и это… как там?
— В церковь не ходит.
— Да, и в церковь не ходит. Теперь, товарищи, вопрос посложнее. Протоиерей Всеволод Чаплин [в этот момент один из самых молодых присутствующих за столом начал раскачиваться влево-вправо, имитируя походку Чарли Чаплина; сидевшие напротив него засмеялись], товарищи тише, прошу внимания. Так вот, протоиерей Чаплин предложил придумать общероссийский дресс-код. Тут он нас, признаться, опередил, мы как раз в декабре разрабатывали подобное предложение. Но в данном случае Всеволод Анатольевич наш союзник, и мы должны поддержать его. Но при этом придумать нечто ещё более дебильное. Чем, товарищи, этот вопрос сложнее предыдущего: тем, что наша поддержка должна основываться на религиозной тематике. Предлагаю устроить, как говорится, мозговой штурм, потому что вопрос, товарищи, очень и очень серьёзный. Давайте обсуждать.

Круглый стол привычно зашумел. Предлагали открыть православные ночные клубы, покрестить Северный Кавказ, переименовать московский метрополитен из имени Ленина в имени святых Петра и Февронии, читать во время дойки коровам молитву о большом надое (в записи). Председатель рассеянно мотал головой, не соглашаясь ни на одну идею.

— А давайте в Москве пробки разгружать колокольным звоном,— вдруг сказал молодой человек лет тридцати, с усиками и бородкой, до этого тихо сидевший между Чапман и коммунистом Ленобласти Малинковичем.

Все от удивления притихли.

— Что-что вы сказали? — переспросил председатель.— Пробки — колокольным звоном?
— Да, пробки — колокольным звоном,— повторил молодой человек.— Есть такой звон — называется «метельный». Ну это когда метель страшная, снег валит так, что не видно ничего, и путник может сбиться с дороги,— торопливо, слегка заикаясь от волнения, объяснял он.— В такую непогоду на колокольне звонят метельный звон. У него такой характерный ломаный ритм, не спутаешь ни с чем. Вот, и путник, значит, его слышит и понимает, где находится церковь. А там как раз можно было переждать бурю. Ну, это ещё до революции было, я имею в виду.

Круглый стол молчал, поражённый идеей.

— Тааак? — уточнил председатель.— А пробки тут при чём?
— Ну как при чём! — вспыхнул молодой человек в досаде, что его не понимают.— «Метельный звон» на оживленных магистралях будет направлять потоки машин с перегруженных улиц в небольшие переулки, где движение свободно. На этих улочках и будут работать колокольни!

Участники координационного совета в растерянности перевели взгляд на председателя.

— Замечательная идея! — после некоторого раздумья произнёс председатель.— Замечательная! Уверен, что Всеволод Анатольевич будет рад такой поддержке с нашей стороны. Как ваше имя, молодой человек?
— Илюша Дроздихин, звонарь,— ответил молодой человек и поправил очки.

— Так, господа,— подытожил председатель.— Два основных вопроса мы решили, остались ещё два, ну да тут и обсуждать нечего, это, как говорится, семечки. Значит, что осталось: автомобиль полпреда президента в Госдуме Гарри Минха попал в автокатастрофу на Рублевке,— председатель начал читать милицейскую сводку,— машина лоб в лоб столкнулась с «Опелем»… Шофер… погиб на месте, водитель «Опеля»… ага, в больнице в тяжёлом состоянии… Ну, тут всё понятно, скажем, что это «Опель» выскочил на встречку, а не наоборот. И последнее, товарищи: наш коллега Мединский Владимир Ростиславович предлагает вынести из Мавзолея тело Ленина. Аргументирует это тем, что на Красной площади проводятся рок-концерты. Ну, тут тоже всё просто: сделаем заявление, что проводить рок-концерты на кладбище — двойное кощунство и сатанизм. На сегодня всё, товарищи, следующее заседание — ровно через неделю. Прошу как следует к нему подготовиться и запастись идиотскими предложениями. Помните, Дмитрий Анатольевич и Владимир Владимирович заняты, вся надежда только на нас.