Месяц: Декабрь 2011

Рождественская история

Нравоучительная история о том, что даже неисправимый вреднюга под страхом смерти может пересмотреть свою жизнь и начать творить добро.

Лондон, сочельник, середина позапрошлого века. Все люди готовятся к празднику, накрывают столы, запекают индейку, созывают гостей, и лишь один старый Эбенезер Скрудж (Джим Керри), ростовщик, скряга и брюзга, сидит в конторе, считает денежки и периодически измывается над своим работником Бобом Кретчетом (Гари Олдман). Ему, дескать, то холодно, то темно, то хочется домой к деткам и гусю (потому что на индейку денег не хватает).

В надежде поживиться накануне богоугодного праздника в контору к Скруджу заваливают просители и клянчат деньги «на домики для бездомных поросят» — для всякой бедноты и прочего отребья, которое, по мнению Скруджа, должно или сидеть в долговой яме, или болтаться на виселице. Этих попрошаек любой человек послал бы куда подальше, но Скрудж делает это так сварливо, чтобы даже отвлекшиеся от сюжета дети поняли, что дедушка — плохой.

Наконец рабочий день в конторе «Скрудж и Марли» заканчивается. Так уж и быть, Скрудж дает один день выходной дармоеду Кретчету и сам скребет домой к овсяной кашке, полезной и недорогой, по пути презирая всех веселящихся.
Но никчемный праздник не оставляет Скруджа и в его доме-крепости. С того света, гремя цепями, к старику является Марли, его бывший компаньон. Это единственный человек (или уже не человек), который не словом, а делом хочет вразумить Скруджа, чтобы тот, фигурально выражаясь, перестал есть детей.

Марли устраивает Скруджу такой «бэд трип», что тут любой бы выжил из ума, но ростовщик — старой закалки и держится до конца.

К Скруджу один за другим приходят три призрака. Первый отправляет его в прошлое, чтобы напомнить противному старикашке, какой он в детстве был, в сущности, неплохой паренек, пока его не испортили деньги. Затем за Скруджа берется второй призрак и показывает ему настоящее, только с другой стороны. Оказывается, у его писаря Кретчета есть сынок-инвалид, и на его лечение ожидаемо не хватает той жалкой подачки, которую Кретчет отрабатывает в конторе. И если денег не появится, то от сына в промерзшем доме останется один костыль.

На этом месте Скрудж осознаёт, как он был чертовски неправ, но для закрепления пройденного за ним приходит третий призрак, для полной ясности — в виде Смерти. Третий показывает Скруджу его незавидное и непродолжительное будущее, не говоря при этом ни слова, но даже отвлекшиеся от сюжета дети улавливают, что можно-таки прославиться хорошими делами.

Решение остается за Скруджем: или плюнуть на этот измученный добродетелью мир и отойти уже на покой, или все-таки натворить перед смертью несколько добрых дел, чтобы хоть один человек (кроме Марли) помянул его добрым словом.

Следующая станция «Выставочная»

В семь утра в субботу глава правления ОАО «Метробуд» («Метрострой») Владимир Петренко приехал посмотреть, а как это они через месяц откроют станцию «Выставочная» (напротив ВДНХ). Редакция Воеводы.ком в полном составе поехала следом. И вот что она увидела.

Последний шанс Харви

Кино о том, что и на старости, бывает, пробьет на подростковый авантюрный роман, у которого не может быть будущего.

Харви Шайн (Дастин Хоффман) — классический неудачник в американском смысле этого слова. Он ушел из семьи, когда понял, что жена и дочь относятся к нему как перегостившему бедному родственнику, да и его американской мечте — стать джазовым музыкантом — тоже не суждено было сбыться. То ли не хватило таланта, то ли мастерства, поэтому Харви попивает и сочиняет мелодии к рекламным роликам, которые все меньше и меньше устраивают заказчика.

Другое дело — оставленная им семья! Жена Джин (Кэти Бейкер) нашла себе нового мужа Брайана (Джеймс Бролин), мужика вечно на позитиве, в отличие от Харви, у которого скептически-недовольная гримаса не сходит с лица, особенно при виде бывшей семейки. А красавица дочь Сьюзан (Лиэн Балабан) счастливо выходит замуж. С деньгами там все в порядке, поэтому играть свадьбу уезжают на выходные в Лондон. Харви тоже приглашают — как-никак отец все-таки, но на время торжества размещают его по инициативе бывшей жены вдали от остальных приглашенных — чтобы настроение не портил.

Вечер перед свадьбой, да и само торжество Харви сумел-таки немного, но подпортить бесконечными звонками по работе: в понедельник заказчику показывают мелодии для рекламы, и начальство деликатно намекает Харви, что не стоит срываться со свадьбы и сломя голову лететь обратно в Штаты, потому что… Ну что тут непонятного, Харви, не нужен ты больше!

В таком состоянии духа, в котором лучше пойти да повеситься, Харви, еще и опоздав на самолет домой, знакомится в аэропортовском кафе с Кейт Уокер (Эмма Томпсон) — женщиной, которая отлавливает зазевавшихся пассажиров и задает им всякие дурацкие вопросы навроде исследования вкусов и предпочтений. Кейт уже немолода, с личной жизнью все плохо и год от года становится все бесперспективней. Подружка (Брона Галлахер) таскает ее по свиданиям вслепую, пытаясь подложить Кейт хоть под кого-то, но молодые люди стараются не доводить дело до постели.

И тут возникает он — забавный янки-неудачник, творческой профессии, приятный и даже обаятельный, но какой-то несуразный. С другой стороны, поди еще поищи суразных, они от Кейт нос воротят, а этот как будто и влюбился. И пусть он скоро улетит в свою Америку (или не улетит, как уверяет сам), но Кейт стосковалась хоть по каким-то чувствам. И пусть потом будет больно, зато интересно и хорошо сейчас. Как дети, честное слово. Да они и сами понимают, что как дети, поэтому и радуются давно забытым ощущениям.