Бангкок с пятой попытки

24.01.2012 | Рубрика: Таиланд

В Таиланд я улетел с пятой попытки. Менее стойкий и упрямый на моём месте бросил бы эту затею после второго фиаско, но для меня победить систему было уже делом принципа.

Если рассматривать всё происходящее с человеком как систему знаков, то жизнь не то что нашёптывала — она орала прямо в ухо, что никуда ехать не надо. Однако то нагромождение хуйни, что свалилось мне на голову за два последних месяца, я воспринимал в другом ключе: как подготовку моей изнеженной психики к суровой азиатской реальности.

Я привык к тому, что у меня нет дома. Своего собственного нет уже седьмой год, но даже съёмную квартиру можно при желании назвать своим домом. Вот уже два месяца как у меня нет и её. До отлёта я мыкался по друзьям и жил фактически хуй знает где. Конечно, мои друзья — прекрасные люди, но в моём представлении я всё-таки жил хуй знает где. Я смирился с тем, что мои вещи разбросаны по городу и мы с ними живём разными жизнями — до той степени, что несколько дней у меня не было возможности побриться. Я начал забывать, в какой сумке что лежит. Я ложился где положат и научился спать при свете, под храп и шум трёх работающих компьютеров. Я был то жаворонком, то совой — в зависимости от того, у кого жил. Мне стало хватать для сна семи часов. Я спал то в шерстяных носках и штанах, закутавшись в два одеяла, то голым под простынёй; в поездах и самолётах. И нигде я не чувствовал себя дома. Нигде не оставался один хотя бы на ночь: я два месяца был чужим в чужих домах.

Я опорожнялся в унитазы, дырки в полу, под пальму, в очко в железнодорожном вагоне, который шатало так, что со стола слетали стаканы и бутылки с минеральной водой, в авиационный вакуумный девайс. Я жил с ежедневной готовностью куда-то переехать. У меня с собой был маленький рюкзачок с читалкой, дезодорантом, двумя телефонными зарядками, ноутбуком, зубной щёткой и сменой белья.

И знаете, теперь мне по хую на гораздо большее количество вещей, чем было раньше. Несколько раз я надламывался, ныл, как меня всё это заебало, но всякий раз самые лучшие, мои самые любимые женщины придавали мне сил. У меня охуенные подруги: любящие, нежные, чуткие, заботливые. Ни один мужик мне так не помог за эти два месяца, как они. Из Москвы, Киева, Петербурга и Харькова они слали мне лучи поддержки, и только благодаря им я не сдался и пишу это сейчас из Бангкока. Катя, Женя, Наташа, Ася, Алёна — без них я был бы унылым говном.

После всего этого улететь с пятой попытки было плёвым делом, которое, наоборот, ещё меня и подзадоривало.

Саму поездку я вовсе не планировал. Да и зачем, если всё получится совсем не так, как виделось из Киева. Ведь даже ни Каосан, ни Рамбутри (туристические улицы) не представлялись мне так, как я увидел их в первый день. Форум для самостоятельных путешественников внушил ужас своими размерами. Он наверняка содержит ответы на все возможные вопросы, но не будет новичок читать тему «Таиланд для новичков», если там, блядь, семьдесят две страницы по двадцать ответов на каждой. Не будет. Поэтому он поедет наступать на те грабли, на которые наступали все его предшественники. Взять, к примеру, вопрос обратного билета (русский может находиться без визы в Таиланде один месяц, однако по прилёту пограничники могут потребовать у него билет из Таиланда как доказательство того, что русский через месяц точно свалит): обсуждение на несколько страниц свелось в результате к тому, что кто-то из пограничников спрашивает, а кто-то — нет. У меня не спросили, ну да у меня его и не было.

Из форума я вынес только одну полезную вещь: идею отыскать себе опытного попутчика, упасть ему на хвост и не слезать оттуда хотя бы два-три дня. В качестве попутчика нашлась девушка О. Подходило всё: и то, что она из Киева, и число, когда она летит, и примерный маршрут, и её фотографии из социальной сети. Пока мы готовились к поездке, у нас начался роман. После нашего первого свидания девушка О. поменяла в социальной сети статус «в отношениях» на «всё сложно», уверяя меня, что это просто совпадение. Поездка сулила этнографическую экспедицию, романтическое настроение, плотские утехи и новые отношения. Меня всё устраивало. Даже то, что девушка О. летит компанией «Swiss Air», что как бы не хуй собачий.

В том, что «Swiss Air» — не хуй собачий, я убедился, когда узнал, что билет до Бангкока стоит около полутора тысяч долларов. И я сказал милой О., что полечу какой-нибудь нищебродской компанией. На это прекрасная О. ответила, что у неё, разумеется, тоже нет таких денег, но есть один фраер, которого ей порекомендовали, и вот он фарцует дешёвыми билетами. Откуда он их берёт — хуй его знает. Схема была подозрительна сама по себе, но раз фраера порекомендовали, то кто-то, получается, с его помощью неплохо сэкономил. И я купил у него билет до Таиланда.

Ну то есть как купил. Он прислал мне код брони, я проверил на сайте «Swiss Air», что такой билет есть, и переслал ему деньги системой Webmoney. Девушка О. передала свои деньги его курьеру в Киеве, и я бы мог поступить так же, но я в то время гостил у своих бывших друзей в Петербурге.

С этого и начались наши злоключения. Через день-другой я вновь зашёл на сайт — полюбоваться своим билетом. Вроде бы всё в моём личном кабинете было ОК: и моё имя, и дата, и рейс, но чего-то не хватало. Номера электронного билета, блядь. Он исчез, в чём система честно призналась.

Вся переписка с фраером происходила личными сообщениями вКонтактике. Я не знал ни его адреса, ни телефона, ни тем более как он выглядит: на его фотке был какой-то козыряющий пилот. Тут вы, казалось бы, совершенно справедливо назовёте меня феерическим лохом и простофилей, но, во-первых, фраера этого девушке О. кто-то отрекомендовал, а во-вторых, не забывайте, откуда я пишу этот рассказ.

Понадеявшись, что это какое-то временное недоразумение, я написал фраеру лёгкое письмецо, вскользь сообщив, что номер е-тикета куда-то проебался. Фраер примерно в таком же стиле ответил, что всё ОК и не хуя париться. У девушки О. номер е-тикета пропал тоже. Это привело меня к единственному выводу, что нас наебали (девушка О. потом мне призналась, что никто ей его не рекомендовал, а она его сама нашла по объявлению вКонтактике). С моей стороны блядство ситуации состояло в том, что ещё одной такой же суммы у меня уже не было. А за эти деньги можно было уехать в Москву, улететь из Домодедова, и ещё бы осталось. Но суть была именно в совместном полёте с девушкой О. Если бы я работал на постоянной работе с московской зарплатой, то я бы тут же послал фраера на хуй и купил бы свой собственный билет (извини, девушка О., но у меня всё же задача — улететь в Бангкок, а не сопровождать туда тебя, и это просто нам обоим повезло, что у нас совпала желаемая дата вылета, а вот дальше нам обоим одновременно везти перестало).

Мы договорились с девушкой О., что до 22 января не будем в наших разговорах поднимать тему «улетим—не улетим», потому что толку от этого никакого, а будет лишь одно сплошное мозгоёбство. Фраер тем временем отвечал загадками, что за сутки до вылета он пришлёт нам какие-то новые, другие билеты, которые точно будут действительны. Зачем надо было нам пудрить мозги заведомо неправильными билетами — неясно. Я смирился с тем, что это наебалово, только не мог взять в толк, зачем он дальше с нами переписывается, если наши деньги уже у него. Теплилась слабая надежда, что это всё-таки какая-то очень хитрая и очень мутная схема.

Накануне 22-го числа, когда про фраера все уже и думать забыли, он объявился с новым кодом брони. Это была вторая попытка, но она сорвалась тут же, потому что «your reservation has been canceled», с неудовольствием сообщил сайт «Swiss Air» — оплата у него, блядь, видите ли, не прошла. Попытки отправить меня хоть каким-то рейсом внушали надежду, что фраер не кидает, а просто схемы у него со временем рушатся. То есть было уже очевидно, что это какой-то хакинг авиасистемы, в котором я косвенно тоже принимаю участие.

Третьей попыткой было отправить меня и девушку О. «Люфтганзой», но в такое время, на которое никто из нас не рассчитывал. Тут мы подходим к тонкому моменту полнейшего рассёра с девушкой О.: она обвинила меня в том, что я предатель и кидала, потому что могу улететь с третьей попытки в воскресенье днём, а она не может, так как с какого-то хуя решила добровольно выйти на работу в воскресенье. По её мнению, условием совместной поездки в первую очередь являлся совместный полёт, а я, значит, съёбываю, оставляя её одну в заснеженном Киеве. Предугадывая расчёты прекрасной О., скажу, что я должен был оставаться в Киеве ровно столько, сколько ей заблагорассудится поработать, и улететь в тот день, в который ей будет угодно улететь. А не в тот, который мне предлагает фраер, не оставляя выбора. Но, как я уже писал выше, это у нас просто совпало желание лететь в один день, 22-го, а вот дальше совпадать перестало. В какой-то момент мне показалось, что милая О. ебёт мне мозг, и я очень скоро на это отреагировал: мне не трогали его много-много лет, но за последние полгода выебали и высушили практически весь, поэтому теперь потребуется долгое время, чтобы я снова мог терпеливо к этому относиться. Проще говоря, мы с девушкой О. пошли на хуй.

Вы уже порядком заебались, но даже это — ещё не конец истории. А, можно сказать, только её начало.

В назначенный фраером день и час я приехал в одиночестве в Борисполь. До этого я зарегистрировался из дома, и получить посадочный талон с выбранным местом было дело трёх минут. Ничто не предвещало беды, кроме валившего снега. Посадочные талоны были у меня на руках, багаж сдан, и я пошёл на второй этаж накачиваться водкой по 25 гривен за полтан. В баре объявления не слышны, поэтому я очень удивился, когда за четверть часа до окончания посадки увидел, что мой гейт и не думает открываться, что какие-то люди суетятся вокруг какой-то тёти в униформе, а на табло напротив моего рейса стоит «Canceled».

Пилот, летевший из Франкфурта в Киев, оказался мелким ссыклом. Увидев несколько снежинок, он решил, что ну на хуй сажать самолёт в заснеженной Украине, и улетел обратно во Франкфурт, махнув на прощание крылом. Из-за этого гандона я пережил ещё две попытки улететь.

Следующие пять часов я потратил на обратный паспортный контроль, получение багажа и стояние в очереди в кассу «Люфтганзы», где каждому пассажиру то переносили вылет на несколько часов, то распечатывали электронный билет на следующий день. Мне, разумеется, выдали билет на завтра, и я уехал ночевать в Киев.

Четвёртой попыткой стало улететь тем же рейсом «Люфтганзы», перенесённым на следующий день. Однако, пока я спал, их сраный внутренний контроль проверил карточку, которой фраер платил за билет, и аннулировал покупку, потому что карточка была фейковая. По этой причине, кстати, пропал номер самого первого электронного билета.

Я уже перестал удивляться и злиться на что бы то ни было и написал фраеру сообщение вКонтакте через телефонное приложение. Он на удивление оказался в сети и, пока я снова стоял в кассу «Люфтганзы», чтобы спасти дневной билет, фраер быстренько мне оформил ещё один — на вечер. Дальше я уже не буду утомлять вас подробностями, скажу только, что и пятый билет мне достался с боем из-за рассеянности люфтганзовой девушки, однако, как компенсация за все страдания, билет был бизнес-класса. Кто-то ценит возможность вытянуть ноги в расположенных далеко друг от друга креслах, а я в первую очередь оценил VIP-зал для бизнес-пассажиров и бесплатное бухло в неограниченном количестве. Не сказать, чтобы к гейту меня несли под руки, но дарёный алкоголь едва не сыграл со мной злую шутку. Если бы это был прямой рейс — несли бы под руки. От полного осатанения останавливала лишь пересадка в Мюнхене.

(В Мюнхене, кстати, я купил самые дорогие сигареты в своей жизни: сраный «Честерфильд» стоит там, блядь, ёбаные четыре с половиной евро. Когда, услышав цену, я присвистнул, стоящий рядом джентльмен произнёс: «Welcome to Germany».)

В Мюнхене я ждал чего угодно: отмены рейса, полиции, ареста, ещё какой-нибудь адовой хуйни, но никак не успешной регистрации и опять бизнес-классом. Участливая симпатичная стюардесса так и вилась вокруг меня, подливая водку («How much do you want? Single, double or maybe triple?» — «Четверипл!») и красное вино, так что, может быть, дело кончилось бы и тайским массажем, когда все уснули, но, как обычно в таких случаях и бывает, первым уснул я.

24.01.2012