Пьяный вечер в Бангкоке

26.01.2012 | Рубрика: Таиланд

На второй день в Бангкоке я как-то приуныл. С моим подсознательным нежеланием ориентироваться в любом незнакомом городе на тех двух улицах, что я изучил, всё было как-то однообразно и совсем не зрелищно. Я до сих пор не обзавёлся местной симкой и картой города и чувствовал себя неуютно.

Всю первую половину дня я потратил на то, чтобы найти офис сотового оператора «dtac» или хотя бы «Евросеть», где можно будет купить стартовый пакет. Ну, и прихватить где-нибудь наконец-то уже карту. Исходив вдоль и поперёк все прилегающие к Каосану улочки и проспекты и не найдя ничего, что хотя бы отдалённо напоминало «Евросеть», я было совсем уже расстроился, но вспомнил, как шесть с половиной лет назад возмущённо писал в ЖЖ, что, дескать, в Киеве ночью невозможно купить водки. Вспомнил я это для того, чтобы подбодрить себя, что и в родном и совершенно русском Киеве я поначалу ориентировался, как слепой котёнок.

Каосан — это я даже не знаю, с чем сравнить в Киеве. Если объединить Андреевский спуск, Крещатик по выходным, Бассейную улицу, где все квартиры сдаются посуточно иностранцам, и «Арену», то всё равно ничего не получится. Каосан представляет собой недлинную улицу, туго набитую лавками со шмотьём, передвижными лотками с разнообразной, но одинаково мерзко воняющей едой (первые два дня жрать это невозможно в принципе, но зато мне нравится, как у меня теперь выступают рёбра и как куда-то пропал живот), кабаками, ночными клубами с девками, отелями, гестхаусами (это тот же самый отель, только дешевле и гаже), орущей музыкой и индийцами, которые трогают тебя за голые руки, жалобно заглядывают в глаза и суют под нос замусоленные альбомные фотографии мужских костюмов: «Want some suit, friend?» И поверх всего этого — даже не толпа, а каша из людей, полностью залившая улицу: если посмотреть на неё сверху, то она как будто булькает на медленном огне. Бульки — это люди, которые текут по Каосану взад-вперёд. Тут можно услышать любую речь и найти человека из любой страны. Тут несвежие европейцы ходят в обнимку и придерживают за попы своих «морковок» — местных девушек, взятых на временное содержание в обмен на известно что. Тут зазывалы показывают непристойные фотокарточки и зовут на «ping-pong show», сопровождая это звуком губами, который легко повторить, но сложно описать. Тут можно охуеть за одну ночь от звуков, запахов и картинки.

На Каосане продаётся несколько миллионов футболок, каждая — со своим принтом. Повторов, по-моему, нет вообще. Всё, что вы можете нарисовать или увидеть под LSD или грибами, тут есть. Есть даже футболка с эмблемой «7/11» — сети минимаркетов. Вы видели человека в майке «Сiльпо» или «Велика кишеня»? Впрочем, чтобы кто-то носил майку «7/11», я тоже не видел.

Таким образом я вас плавно подвёл к магазинам «7/11». Название было дано им тогда, когда они и правда работали с семи утра и до одиннадцати вечера. Теперь они работают круглосуточно, но бухло заканчивают продавать после полуночи — говорят, что этот закон распространяется на весь Таиланд и действует далеко не первый год. Сам я с проблемой покупки бухла ещё не сталкивался, но в качестве полезной информации запомнил.

«7/11» — расширенный вариант маленьких магазинов на раёне сети «догонись-ка». Туда-то я и сунулся за сим-карточкой. В ответ на простейший вопрос я услышал тайское бормотание на английском, в котором не угадывалось ни одно слово, и где-то через полминуты попыток объясниться я понуро вышел на улицу.

Речевой аппарат тайцев устроен для белых людей странно. Они издают какие угодно звуки на своём тарабарском языке, но произнести любое английское слово, не исказив его до неузнаваемости, не могут в принципе. Когда тайцы начинают вам что-то пиздеть, а вы при этом ни черта не понимаете, говорите «No, thank you». Они ещё немного попиздят и скоро отстанут.

Разочаровавшись в своей способности купить сим-карту, я совсем сник. Ничего не оставалось, как признаться Руслану, что я ни на что не годный долбоёб. Руслан — это охуенный чувак из Паттайи. Мы познакомились с ним в Киеве, общались буквально два раза, и вот он уже зовёт меня к себе в гости, обещает напоить, накурить, показать все злачные места с тётями и полудядями и уложить спать. Дело тут, думаю, не в стране и не в климате: в том же Киеве Руслан выглядел на позитиве и производил впечатление человека, который не парится из-за хуйни. В Таиланде ему эти качества тоже очень идут.

Вскоре от Руслана пришла СМС, что стартовые пакеты таки продаются в «7/11». Я с боем взял ближайший магазин, прошёл через все лингвистические барьеры и стал обладателем номера +66 86 999-15-86. От этой, казалось бы, простейшей покупки я воспрял духом. После этого и внезапно хлынувший затяжной ливень меня не испугал: в том же «7/11» я купил дождевик и гордо пошёл по опустевшему Каосану, поглядывая по сторонам на европейцев, пережидавших непогоду под навесами торговых центров и мелких лавочек.

Поздно ночью того же дня возвращались в Киев Яна и Стас. С Яной мы даже не были заочно знакомы, скорее — просто знали о существовании друг друга. Но раз их месячное путешествие по Таиланду заканчивалось сегодня в Бангкоке, то встретиться было ещё интереснее.

Яна и Стас проходят отдельной красной нитью через мои первые дни в Таиланде. Именно благодаря их простым приободряющим фразам я распрямил плечи, уверенно огляделся по сторонам, у меня пропал взгляд затравленного неудачника и появился шаловливый огонёк в глазах. В Таиланде стало гораздо веселее и интереснее, а Бангкок превратился в огромный Киев шестилетней давности: город пока ещё не знакомый, но уже совсем не страшный.

Под такое везение вечером в Бангкоке проездом по делам оказался и Руслан из Паттайи. Руслан был с красавицей Лерой, Стас, как вы уже поняли, с красавицей Яной, а я был со своим рюкзаком и вертел головой по сторонам, облизываясь на хрупких таечек.

Мимоходом повторив обязательные для посещения места в столице, про которые мне подробно уже рассказали Яна и Стас, Руслан ловко свёл разговор к разновидностям местного бухла. Расписав мне план пребывания в Паттайе, Руслан с Лерой откланялись и поспешили на вечерний автобус домой. Дальше разбрелись по интересам: Яна заглянула на педикюр, а мы со Стасом — в ближайшую распивочную.

За соседним столиком очень красивая европейская девушка общалась с каким-то мужиком. Мы подводили итоги дня, Стас рассказывал мне про течение жизни на островах, я старался запомнить хоть одно название и всё поглядывал на красивую европейку. Вскоре подошла Яна. Европейка тем временем, широко улыбаясь, медленно выбиралась из-за стола, мужик в чём-то её убеждал, она улыбалась ещё шире и в конце концов удалилась. Мужик остался один и стал задумчиво прохаживаться мимо столиков. Картина была очевидная.

— Не дала,— произнёс я.

Ребята сидели к той парочке спиной и вообще не поняли, что я имею в виду.

— Вон за тем столиком,— и я кивнул на тот столик,— чувак клеил девицу. Пиздел ей что-то, но очаровать так и не смог. Девица съебалась и, похоже, была рада, что ноги унесла.

Разговор опять плавно перетёк в сторону бухла.

— А ещё,— продолжал я,— есть такое местное пойло за тридцать девять, блять, рублей. Мне и Руслан про это рассказывал, да и цена как бы говорит нам о том, что пить его нельзя. Но интересно, конечно.
— Уверен, что нельзя? — спросил мужик, от которого смылась красотка, и помахал бутылочкой.

Через минуту мы уже все пробовали эту дрянь из горла. Ещё через минуту Стас отказался. Обменявшись своими профессиями, оператор Стас и фотограф Марк завели нуднейший разговор об объективах, откропленных (или кропнутых) матрицах, искусстве фотографии и почему, блядь, настоящего художника может обидеть каждый. Это было невыносимо. Я начал пьянеть и засыпать.

К счастью, вскоре тема сама себя исчерпала, и мы решили продолжить. Вернее, Марк был настроен решительно на собственное продолжение, я был готов с удовольствием его поддержать, а Яна со Стасом молчали, но по ним было видно, что скоро мы с Марком останемся вдвоём. Так и произошло. Мы душевно распрощались, я ещё раз поблагодарил ребят за приобретение уверенности в себе и в Бангкоке, после чего ноги сами понесли нас с Марком в уже знакомый вам «7/11».

Мы дошли до Рамбутри, второй туристической улицы после Каосана, выбрали место потише и сели перекусить. То, что мы сидели со своим бухлом, никого не смущало. Марк на глазах превращался в автопилота: до встречи с нами он один усосал почти всю такую бутылочку, что мы с ним взяли, и разница в нашем опьянении была очень заметной. Следующие полчаса или час, сколько мы сидели, Марк читал мне, как пел Сукачёв, о женском поле лекции. С его не самой выразительной дикцией и прогрессирующим опьянением это было утомительно, хотя, надо отдать ему должное, Марк с самого начала произвёл безошибочное впечатление умного мужика. Однако он слишком быстро пил и часто курил. Темп и формат мероприятия стали утомлять меня всё больше, что по мне уже было видно слишком явно, и на этом мы вежливо распрощались.

Марк пошёл к себе, засунув в широкий карман недопитую бутылочку, а я — к себе. Он был из Чианг Мая, города на севере страны, где я собираюсь оказаться через две-три недели, и я было хотел спросить его телефон, но раздумал.

И вот вам вечерний Рамбутри, а то ещё подумаете, что я тут всё выдумываю, а сам сижу в однушке на Дорогожичах, греюсь от газовой плиты и дразню вас рассказами о тёплом и солнечном Таиланде.

26.01.2012