Архив за месяц: Февраль 2012

Чиангмай

Чиангмай оказался на моём пути не случайно: именно с севера Таиланда я собирался перебраться в Лаос, а далее — в Камбоджу. Форум самостоятельных путешественников наконец-то пригодился: мы нашлись с Андреем, который в те же сроки, что и я, собирался таким же путём добраться до камбоджийского побережья. В переписке выяснилось, что у нас много общего. Основное — то, что разница в возрасте у нас невелика, что мы оба из Москвы, что оба — увлечённо пьющие мужчины. Это послужило началом большой дружбы. См. ниже.

На следующий день после нашего знакомства я очнулся в лучшем гестхаусе, в котором я когда-либо живал на тот (да и на этот) момент. Небольшая комнатка стоила 250 рублей за ночь, что после острова Пи-Пи, где гадючник без простыней обходился в 800 рублей, учитывая скидку, была просто шикарной.

Если у вас есть представления о том, что такое гестхаус и чем он отличается от отеля, то следующие несколько картинок смотреть не обязательно, а если нет, то я вам скажу, что отель — это отель, а гестхаус — это гостиница. Вот и вся разница.

Continue reading

27.02.2012

Тигриное королевство

Неподалёку от Чиангмая есть Тигриное королевство, где за деньги в клетки запускают туристов. Кто приглянётся — тот придётся за еду, кто несъедобный — тот так погуляет.

Continue reading

25.02.2012

Нарушаем!

Ночная жизнь Каосана подкидывает интересные сюжеты тому, кто наблюдает. (В данном случае Каосан это собирательный образ Каосана и Рамбутри — параллельных, близких друг другу туристических улиц.)

Ближе к ночи перпендикулярную Каосану и оживлённую улицу Чакрапонг гаишники сводят до однополосной: ну там пьяные туристы шатаются взад-вперёд, ещё собьёшь кого-нибудь — на хуй надо. Дорога сужается оранжевыми в белую полоску конусами, а вдоль самого опасного участка стоят менты, следят за порядком и попутно шмонают подозрительные тачки.

Одному из ментов не понравилась серебристая «тойота» с задёрнутым брезентом пикапом. Машину остановили на резервной полосе, к бдительному менту подошёл напарник, и начался шмон. Первым делом свернули брезент, но в пикапе не оказалось ничего интересного. Включили фонарики и полезли в салон. Чувак вышел из машины и нервно закурил, его тёлка вышла тоже и стала со стороны наблюдать, как их сейчас будут палить.

На передних сиденьях, под ними и в бардачке тоже всё было скучно. Но сержант Петренко нутром чуял, что здесь есть чем поживиться. Перешли к задним сиденьям. Мне представился примерно такой диалог:
— Санг Сомович, что везёте из запрещённого?
— Командир, ну какое запрещённое, ты чо. Всё в поряде. Вот, жену на дачу везу. В багажнике — рассада там, помидорчики, укропчик, сам же видишь.
— Вы мне зубы не заговаривайте, а лучше сразу предъявите.
— Да нет у меня ничего, век воли не видать, начальник!
— А здесь что? — и мент достал с заднего сиденья кофр для фотоаппарата.

Баба всплеснула руками, напомнив собаку из покерного анекдота, которая виляла хвостом, когда к ней приходила хорошая карта. Кофр очень понравился сержанту Петренко, а через несколько секунд он, по всей видимости, понял, что не ошибся, остановив именно эту машину.
— А вы знаете, Санг Сомович, что транспортировка, а равно и перевозка, то есть распространение крупной партии сильнодействующих препаратов влечёт за собой наказание вплоть до смертной казни?
— Товарищ сержант, может, мы как-нибудь договоримся?
— Ну а как мы с вами договоримся…

В это же время напарник, помогавший обыскивать машину, пиздел о чём-то с осведомителем, который от всей души, как родному, подарил ему бутылочку энергетика и подъебнул, что его фонарик круче.
— Да на хуй ты иди, что твой фонарик круче! — загорелся мент.— Во, смотри, видишь, как хуячит! — и направил фонарик на верхний этаж соседнего здания.
— Ну а смотри, как мой! — ответил осведомитель и тоже направил туда свой фонарик.
Мент добродушно рассмеялся.
— Фуфло у тебя, а не фонарик, дурилка ты картонная! Нам всякую хуйню, как у тебя, не раздают! У нас Специальные Ментовские Фонарики, которые до Луны добьют! Иди давай, не мешай работать.

Я не знаю, что именно было у чувака в кофре, но когда я перевёл взгляд на него, он уже сел в машину и дал по газам. Шмонавший мент удовлетворённо потирал нагретую лапу, пересчитывая купюры. Из ниоткуда появился офицер, деловито подошёл к подчинённому, который как раз отсчитывал его долю, получил своё бабло и так же в никуда пропал.

Жизнь пошла дальше своим чередом. У банкомата, свернувшись калачиком, продолжал спать бездомный, пьяные туристы ходили туда-сюда, хрупконогие таечки присматривали себе жертву на час, а metropolitan police продолжали охранять мирный сон тайских граждан.

16.02.2012

Остров Пи-Пи

Об острове Пи-Пи (местные зовут его именно так, несмотря на попытки русских проговаривать каждую букву и называть остров Пхи-Пхи) лучше рассказывать набором фактов, а не связным повествованием, потому что связывать там особо нечего.

Пи-Пи больше всех пострадал во время цунами семилетней давности, но сейчас по нему этого совсем не скажешь. Абхазия двадцать лет назад воевала с Грузией, и следы этой войны чем ближе к Грузии, тем виднее, как будто за двадцать лет в стране не было сделано ничего. Здесь же о разрушениях можно только вспомнить, прочтя Википедию или новостные сайты конца 2004-го. Остров в идеальном состоянии. Есть предположение, что абхазам многое по хую, в том числе едут к ним туристы или нет (не едут — и очень хорошо, хлопот меньше), а тайцам — не по хую.

Пи-Пи — остров пешеходный. Куда нельзя дойти пешком сквозь джунгли — можно доплыть на лодке (taxi boat, на соседний от пирса пляж — 100 батов с человека). Поэтому байков тут нет в принципе, кроме тех, которые с тележками, куда ближе к ночи по всему острову собирают мусор, и одного байка для полицейского.

Continue reading

15.02.2012

Девчонка с нашего двора

Со мной флиртует ледибой из соседней лавки. В его улыбке — больше нежности, чем радушия. В его карих глазах читается не обычное «Привет». Взглядом он раздевает, ласкает, лижет, сосёт и засыпает рядом.

Вчера рано утром в нашем дворике я увидел, как он выходит из душа, замотанный в полотенце. Ни одна девушка, которая меня хотела, не смотрела на меня так, как посмотрел он. Под его взглядом развратного удава чувствуешь себя изнемогающим от желания, но очень стеснительным кроликом.

Вечером того же дня мы встретились на соседней улочке. Он ехал навстречу мне на велосипеде, узнал и остановился.
— Ну куда же ты идёшь, дурачок? — спросил он.
— Да так, гуляю,— промычал дурачок и покраснел, как институтка.
«Все вы, мужики, одинаковые. И чего вот вы нас так ссыте»,— подумал он, вздохнул, снова нежно улыбнулся и покатил дальше.

14.02.2012

Убийство первой степени

Кино о том, что если правосудие не басманное, то добиться справедливости и выиграть дело можно даже в самом запущенном случае.

В середине 1930-х в Америке гостеприимно распахнула свои двери неприступная тюрьма на острове Алькатрас. По идее она предназначалась для самых опасных преступников, врагов общества номер один, но на деле, чтобы как-то оправдать угроханные на нее средства, в Алькатрас переводили кого ни попадя из других тюрем.

Среди прочих не повезло и Генри Янгу (Кевин Бейкон). Бедняге вообще перестало везти примерно с самого рождения, и чем дальше он проникал в социум, тем хуже становились его дела. В пятнадцать лет он остался без родителей и с маленькой сестрой на руках. Вместо того чтобы пойти сдаться в сиротский приют, Генри, взяв сестренку в охапку, отправляется на почту и крадет там пять долларов — чтобы хоть как-то прокормиться. С его уровнем везения человеку в принципе нельзя давать в руки даже честно заработанные деньги, поэтому ничего удивительного, что его тут же вяжут, сестру таки определяют в приют, а самого Генри — в тюрьму. И затем переводят в Алькатрас.

Дальнейшее, а фильм основан на реальных событиях, воспринимается уже как извращенный троллинг со стороны высших сил, потому что ну не может быть у человека так все плохо в жизни.

Спустя недолгое время шайка отчаянных заключенных совершает побег из Алькатраса. Генри, разумеется, с ними, и его, разумеется, ловят. И сажают в карцер. Правила тюрьмы таковы, что в карцере заключенного можно держать не более 19 суток, но на то он и Генри Янг, что по садистской прихоти заместителя начальника тюрьмы Милтона Гленна (Гари Олдман) бедолага проводит в карцере три года — без света, одежды, общения, если не считать за общение регулярные побои.

Но в качестве компенсации за тотальное невезение Генри награжден совершенно несгибаемым характером и волей к победе, поэтому из каменного мешка он выходит даже почти не тронувшись умом.

Кое-как обосновавшись в столовой, он диким взглядом затравленного зверя осматривает окружающих и видит своего подельника, который сдал начальству тюрьмы всех беглецов, за что счастливо избежал карцера. Генри еще не социализировался, и у него работают только инстинкты. А перед ним сидит виновник всех его бед и трехлетнего содержания в карцере. Оказывается, если очень сильно ненавидишь человека, то его можно убить ложкой.

Теперь к несчастным пяти долларам и попытке побега прибавляется еще и убийство первой степени. Особо не обольщаясь удачным исходом, потому что дело-то ясное, Генри Янгу выдают неопытного молодого адвоката Джеймса Стемфилла (Кристиан Слэйтер). Который, именно в силу своей неопытности, слишком рьяно берется за дело. Но поскольку все происходит в Америке, то есть некая надежда на правосудие, даже если молодой адвокат хочет сломать систему.

10.02.2012

I think that ice is slowly melting

Вы, конечно, скажете, что я выёбываюсь, и будете правы, но я не думал, что на Пи-Пи всё так плохо с цивилизацией. Радуясь простым удобствам в Паттайе, я настолько быстро к ним привык, встречая их же и на Самуи и в Ао Нанге, что был неприятно удивлён, когда обнаружил, что до Пи-Пи в этом смысле цивилизация не дошла.

Заинтригованный читатель будет ломать голову, о чём же я говорю: то ли это презервативы с вибрирующей головкой, то ли некие дополнительные загадочные услуги, которые предоставляют трансы, то ли кровать со встроенной вагиной. Но увы, читатель, должен тебя разочаровать. Всё, что мне не понравилось, касается только магазина «7/11» и похожих на него.

Continue reading

09.02.2012

Phi-Phi show

День начался ебануто: накануне наручные часы ушли сами по себе ровно на час назад, после этого я на час назад перевёл часы в телефоне, потому что подумал, что ему внезапно пришли неправильные настройки сети, и по этому новому времени в хуй знает каком часовом поясе поставил себе будильник: утром в половину девятого меня должны были забрать из отеля, привезти на пляж, усадить в лодку и отправить на остров Пи-Пи.

Я проснулся за полчаса до будильника, и тут в дверь постучали. Портье сообщила, что за мной уже приехали. Я бросился к часам, но на них была половина восьмого утра. Ну, раз приехали, значит приехали, но такая не свойственная тайцам перестраховка меня удивила. Я надел собранный с вечера рюкзак и вышел. Вторые сомнения в том, всё ли хорошо с часами и с головой, закрались, когда я оказался на улице. Там была явно не половина восьмого, а вся половина девятого. По дороге к пирсу я уже подумал, что с восьмого на девятое февраля тайцы, наверное, переводят время. Как назло, ни у кого из моих соседей не было наручных часов. И уже сидя в огромном катере, я таки нашёл в интернете сайт с точным временем, который бы ещё корректно отображался в мобильной версии. Заговор часов был раскрыт.

Людей на катере скопилось предостаточно — примерно вдвое больше чем то, на что я почему-то рассчитывал. Я занял не самое удачное место на палубе и в досаде, что мне не досталось скамеечки, закурил. И только через полчаса я понял, как нам всем, и мне в том числе, невероятно повезло. Потому что через полчаса катер зарулил в соседнюю бухту, где к нему одна за другой пришвартовались четыре так называемые long tail boat (длинные моторные лодки, винт у которых закреплён на конце трёхметрового металлического рычага, выполняющего, таким образом, и роль руля; а вся конструкция вместе, видимо, напоминает длинный хвост). Лодки были битком гружёны людьми и рюкзаками. На моих глазах на Пи-Пи совершалось нашествие ёбаных рюкзачников, и сердце облилось кровью. А невероятно повезло нам потому, что багаж подсевших по дороге занял почти всю палубу, и тем, кто поднялся на катер далеко не первым, пришлось устраиваться на головах у своих соседей. Так что у меня оказалось одно из самых охуенных мест: можно было сидеть на палубе, свесив ножки за борт, и поплёвывать в акул.

Зазывалы на причале Пи-Пи налетели на нас с ожесточением таксистов на киевском железнодорожном вокзале. Я прорвался вперёд, но кто-то отсеялся по дороге. У первой увиденной стойки «Tourist information» уже скопилась очередь из тех, кому лень было самому разведывать места.

Я топал вперёд, пока не понял, что увлёкся. Перед самым носом я увидел табличку: «Ну вот ещё совсем чуть-чуть, и наконец-то будет view point». Переть туда с рюкзаком было безумием, но где-то в предыдущих записях я говорил, что мне свойственны нелогичные, необдуманные и безрассудные поступки. В какой-то момент, когда я уже шёл от первой смотровой площадки ко второй, я проклял всё на свете и решил, что двадцать батов за вход — не такие уж и большие деньги, так что сейчас мы лучше повернём назад, а вторую смотровую площадку посетим налегке. И сам же обругал себя за это бабой и тряпкой.

И опять всё получилось как нельзя лучше. Из меня вылилось ведро растаявшего жира, так что я похудел ещё на десять килограммов. А то, что я увидел наверху, стоило того, чтобы увидеть это сразу же, оказавшись на острове. И только потом уже куда-нибудь заселяться.

А вот дальше мне стало уже по хую, куда кидать рюкзак, потому что основная программа была выполнена. Я нашёл первый попавшийся гестхаус, который издевательски назывался «Люкс», отказался от восьмисотрублёвой комнаты и выбрал на одну ночь семисотрублёвую — чтобы просто бросить вещи и найти что получше.

Зайдя в комнату и осмотревшись, я понял, что найти получше будет не так-то и сложно, потому что хуже и проще, казалось, не могло быть ничего. Через щель под дверью, выражаясь языком Довлатова, ко мне могли заходить бездомные собаки. Простыней не было. Вращающийся вентилятор скрипел, как старая кровать. Проточный нагреватель воды посчитали излишним шиком. Даже клоповник в Бангкоке за 380 батов был чуточку приличнее. Зато на двери была скоба для навесного замка, который я как раз на этот случай купил в Паттайе.

Поэтому тут наша редакция прощается с вами, отправляется в ледяной душ, собирает пляжный рюкзак, хватает фотоаппарат и пиздует на пляж, попутно обходя гестхаусы в поисках лучшей жизни.

09.02.2012

Ао Нанг и Райли

Выражаясь поэтически, ветер дальних стран надул мои паруса в сторону Краби, и гостеприимный остров Самуи с воскресным мохито по 50 батов остался позади. С мужиком из турагентства мы, конечно, друг друга не так поняли: когда он говорил «boat», это означало на самом деле «ferry» (паром). То есть паромом до континента, а далее на автобусе с пересадкой в Суратани.

Поездка вышла утомительной, но полезной с точки зрения этнографии. Во-первых, паренёк, собиравший билеты в первом автобусе, выжидательно посмотрел на меня, но даже слова не сказал моему соседу-монаху. Можно ли из этого сделать обобщение, что в Таиланде все монахи куда угодно любым транспортом путешествуют бесплатно — не знаю. Во-вторых, автобус из Суратани до Краби мне достался никакой не туристический, а обычный междугородный. Со всеми, блять, остановками. Что это такое — я вам сейчас расскажу.

Continue reading

08.02.2012

Как уехать в Краби

Добраться до Краби оказалось гораздо проще, чем я себе навообразил. Вообще жизнь как бы говорит мне, что не надо ничего усложнять, но я же её, бля, не слушаю. Мозги мне запудрил пресловутый форум Винского, которым, похоже, вообще не надо пользоваться. Как обычно, простое обсуждение, как с Самуи добраться до Краби, растянулось на несколько страниц и сопровождалось замечаниями модераторов, что, мол, всё это уже сто раз обсуждалось. Если, бля, это всё сто раз обсуждалось, то форумчане должны обсуждать, как им поссать сходить, и не идти, пока не получат три страницы ответов.

Вариантов было несколько, но все они сводились к тому, что надо пиздовать в точку связи острова с внешним миром — на причал Натон — а там уже на автостанции купить билет до райцентра Суратани, а в Суратани пересесть на автобус до Краби. Автобус при этом поедет со мной на пароме, чтобы мне было не одиноко.

Дело осложнялось моим нищебродством: маршрутка до Натона и обратно стоила двести рублей, которые вовсе не лишние. Надо ли пиздовать в Натон или билет можно купить в моём посёлке — это был, так сказать, вопрос дня, на который на форуме мне так никто и не ответил.

Второй попыткой было спросить портье. Она замялась, но тоже отправила меня в Натон, робко предположив, что, может, конечно, билеты и продаются в Ламае, но хуй его знает. Форум всё ещё молчал.

Но для начала я всё же решил послоняться по посёлку. Прошёлся по шикарной воскресной ярмарке, подивившись, хули я не взял с собой фотоаппарат, и дошёл до турагентства.

— Мужик,— сказал я на входе.— Мне нужно на Краби.
— Ёб ты,— ответил мужик.— Нет ничего проще. Заходи.

Всё и в самом деле было очень просто. В восемь утра он забирает меня с моего постоялого двора, привозит в турагентство (тут я попытался предложить, что дойду сам, но он меня и слушать не стал), оттуда меня и других желающих везут на морвокзал, сажают на паром, потом на автобус и пять часов везут до Краби. За 450 рублей. Всё.

Как я уже говорил Руслану, до всего происходящего я допираю сам на месте или с подсказками друзей. Форум Винского на хуй не нужен.

06.02.2012