reglan vs phenergan breastfeeding and unisom what happens if you overdose on unisom can one take zofran or phenergan before smartpill test phenergan use in pediatrics how long does it take for phenergan to work

Нарушаем!

Ночная жизнь Каосана подкидывает интересные сюжеты тому, кто наблюдает. (В данном случае Каосан это собирательный образ Каосана и Рамбутри — параллельных, близких друг другу туристических улиц.)

Ближе к ночи перпендикулярную Каосану и оживлённую улицу Чакрапонг гаишники сводят до однополосной: ну там пьяные туристы шатаются взад-вперёд, ещё собьёшь кого-нибудь — на хуй надо. Дорога сужается оранжевыми в белую полоску конусами, а вдоль самого опасного участка стоят менты, следят за порядком и попутно шмонают подозрительные тачки.

Одному из ментов не понравилась серебристая «тойота» с задёрнутым брезентом пикапом. Машину остановили на резервной полосе, к бдительному менту подошёл напарник, и начался шмон. Первым делом свернули брезент, но в пикапе не оказалось ничего интересного. Включили фонарики и полезли в салон. Чувак вышел из машины и нервно закурил, его тёлка вышла тоже и стала со стороны наблюдать, как их сейчас будут палить.

На передних сиденьях, под ними и в бардачке тоже всё было скучно. Но сержант Петренко нутром чуял, что здесь есть чем поживиться. Перешли к задним сиденьям. Мне представился примерно такой диалог:
— Санг Сомович, что везёте из запрещённого?
— Командир, ну какое запрещённое, ты чо. Всё в поряде. Вот, жену на дачу везу. В багажнике — рассада там, помидорчики, укропчик, сам же видишь.
— Вы мне зубы не заговаривайте, а лучше сразу предъявите.
— Да нет у меня ничего, век воли не видать, начальник!
— А здесь что? — и мент достал с заднего сиденья кофр для фотоаппарата.

Баба всплеснула руками, напомнив собаку из покерного анекдота, которая виляла хвостом, когда к ней приходила хорошая карта. Кофр очень понравился сержанту Петренко, а через несколько секунд он, по всей видимости, понял, что не ошибся, остановив именно эту машину.
— А вы знаете, Санг Сомович, что транспортировка, а равно и перевозка, то есть распространение крупной партии сильнодействующих препаратов влечёт за собой наказание вплоть до смертной казни?
— Товарищ сержант, может, мы как-нибудь договоримся?
— Ну а как мы с вами договоримся…

В это же время напарник, помогавший обыскивать машину, пиздел о чём-то с осведомителем, который от всей души, как родному, подарил ему бутылочку энергетика и подъебнул, что его фонарик круче.
— Да на хуй ты иди, что твой фонарик круче! — загорелся мент.— Во, смотри, видишь, как хуячит! — и направил фонарик на верхний этаж соседнего здания.
— Ну а смотри, как мой! — ответил осведомитель и тоже направил туда свой фонарик.
Мент добродушно рассмеялся.
— Фуфло у тебя, а не фонарик, дурилка ты картонная! Нам всякую хуйню, как у тебя, не раздают! У нас Специальные Ментовские Фонарики, которые до Луны добьют! Иди давай, не мешай работать.

Я не знаю, что именно было у чувака в кофре, но когда я перевёл взгляд на него, он уже сел в машину и дал по газам. Шмонавший мент удовлетворённо потирал нагретую лапу, пересчитывая купюры. Из ниоткуда появился офицер, деловито подошёл к подчинённому, который как раз отсчитывал его долю, получил своё бабло и так же в никуда пропал.

Жизнь пошла дальше своим чередом. У банкомата, свернувшись калачиком, продолжал спать бездомный, пьяные туристы ходили туда-сюда, хрупконогие таечки присматривали себе жертву на час, а metropolitan police продолжали охранять мирный сон тайских граждан.