Сонгкран

16.04.2012 | Рубрика: Таиланд

Вчера в Таиланде закончился трёхдневный праздник Сонгкран — Новый год по-тайски (а также по-лаосски, бирмански и камбоджийски). Самая зрелищная его часть была уличной. Что значит у нас народные гуляния? Это когда Красная площадь перед боем курантов полна таджиков и гопоты с шампанским и водкой, а следующие несколько дней то тут, то там в сугробах лежат измождённые тела, а мрачные лица в который раз проделывают один и тот же путь — от квартиры до гастронома. Нет, в Тае всё было совсем по-другому, и Паттайя не отличалась от других городов.

Вдоль центральных улиц, по обе стороны дороги, окружив бочки с водой, стоят дети наизготове — кто с водяными ружьями, кто с мисками, а кто посерьёзнее в намерениях, тот и с ведёрком. Рядом с бочкой приготовлен таз. В него наливают воду и высыпают тальк. Размешивают всё это дело до консистенции гончарной глины и ждут. Ждать приходится недолго. Вот появляется прохожий. С весёлыми визгами, а то и наоборот, в полном молчании (мол, проходите, проходите, мы вас не тронем, вы нам неинтересны) вся ватага набрасывается на жертву и поливает её водой. Затем один из нападающих запускает руки в таз с тальковой пастой и вымазывает прохожему лицо.

В традиции Сонгкрана это означает очищение от всякой прошлогодней дряни, пожелание счастья и ништяков в новом году. Вообще степень облитости и измазанности прямо пропорциональна тому, сколько ништяков тебе пожелали. Если просто капнули водой, то так уж и быть, хотя бы не помри в новом году. Если облили с головы до пят — значит быть тебе этот год самым счастливым.

Не представляя себе масштабов веселья, я поехал на автостанцию за билетом в аэропорт. Маршрутки в Азии, как вы знаете, открытые. Тут вообще весь транспорт, не оборудованный кондеями, стараются не стеклить или уж открывать настежь все окошки, если стёкла есть. Когда меня пару раз обдали в спину водой с тротуара, я понял, что будет весело.

Купив билет, я решил дойти до почтового отделения на пляже Джомтьен, чтобы отправить открытку Асе Карагодиной. Провидение надоумило меня зайти в универсам, взять пакетик, положить туда билет и телефон, обернуть пакетик несколько раз и спрятать в карман. Так я и отправился на пляж.

Городок как будто вымер — или все разъехались на праздники кто куда, или не рисковали выходить из дома. Поэтому по улице я шёл почти один, и дети, ориентированные на дорогу, не сразу меня заметили. Поливают всех — велосипедистов, мотоциклистов, автомобили с поднятыми стёклами. Но самое приятное — облить пассажиров маршрутки, остановившейся на светофоре, потому что деваться-то им некуда.

Первых бандитов мне удалось проскочить бегом, получив только в спину струю из водяного ружья. Ко вторым, метров через сто, я уже подходил крадучись, примериваясь, как пробежать и их тоже, но был замечен. Я сбавил шаг, остановился и, подыгрывая им, начал пятиться. Дети, завизжав, зачерпнули миски, ведёрки, перезарядили ружья и с хохотом помчались на меня. Уворачиваться было поздно.

С шорт стекала вода. Было приятно и свежо, когда тебя, взмокшего от пота, на тридцатиградусной жаре поливают прохладной водой. Мысль, что билет и телефон в непромокаемом пакете, примиряла с действительностью. Досада, что не взял фотоаппарат, терзала меня до первого столкновения, затем сменившись уверенным спокойствием за технику, которая сейчас лежит дома в сухой безопасности.

На детей было любо-дорого смотреть. Азиатские дети потрясающе позитивны, особенно когда во что-то играют, фотогеничны, подвижны и просто очень красивы — особенно девчонки, а они брызгались наравне с мальчишками. Все мокрые, перемазанные тальком, весело визжащие, прыгающие, бегающие — тут любой брюзга расплывётся в улыбке.

Мимо третьей банды я уже шёл обычным шагом, потому что терять было нечего. Видя, что я никуда не убегаю, ко мне так же медленно подошли и вежливо, чуть ли не с почестями, надели ведро воды на голову.

На теле не осталось ни одной сухой нитки, вплоть до трусов. Затем симпатичный трансик, поздравляя меня с Сонгкраном, протянул ко мне измазанные тальком руки. Он был так близко и так нежно взял меня за щёки, что захотелось поцеловать его в губы.

Заразившись общим весельем, я подумал, что несправедливо играть в одни ворота. Тогда я, притворившись паинькой, подскочил к одной из девчонок, выхватил у неё ведёрко, подбежал к бочке, зачерпнул и окатил её с головы до ног. Визгу было!

Домой я вернулся мокрый насквозь и дико довольный. Такого удовольствия я ещё не получал за всю Азию. А почта всё равно была закрыта, у неё в воскресенье выходной.

Счастливого Сонгкрана!

(Все фотки стырены с Фликра.)

16.04.2012