Боракай. Дорога вдоль пляжа

15.06.2012 | Рубрика: Филиппины

Следующие несколько серий будут посвящены филиппинскому острову Боракай. Ему вообще много чего можно посвятить, но я ограничусь полусотней фотографий. Они не имеют какой-либо художественной, репортажной, эстетической или познавательной ценности — просто снимки с острова, на котором я провёл едва ли не лучшие сорок дней в Юго-Восточной Азии. Вам неинтересно, а мне спустя год-другой будет что вспомнить. Или — с чем сравнить, если неведомая сила вдруг передумает и оставит меня в Киеве, а не унесёт на Филиппины навсегда.

 

 

 

Сезон дождей начинается с того, что на юго-западный берег Боракая начинает дуть сильный ветер с моря. Все прибрежные бары, отели, ресорты и дайв-центры возводят перед входом защитные стены. Бамбукового каркаса и сетки хватает для того, чтобы посетителей не сдуло ветром и не смыло волной.

 

Один из ресортов, который я проходил ежедневно по дороге в немецкий бар (см. фото выше) — «Angol point».

 

Третья лодочная станция. Юго-западная часть острова делится этими лодочными станциями на примерно равные отрезки. Лодочные станции служат ориентирами, потому что номеров домов у ресортов и ресторанов нет. Они находятся либо ближе к третьей станции, либо между третьей и второй, ну и так далее.

 

Банк под соломенной крышей.

 

 

 

Массажистки. То ли на работу, то ли с неё.

 

Ветки пальм, растущих вдоль White beach path, приходится время от времени подрезать, чтобы они не прибили кого-нибудь из отдыхающих. Впрочем, с очень большой вероятностью если бы ветка и упала на человека, то это был бы китаец, а в этом случае все остальные были бы только рады, потому что китайцев на Боракае не просто много, а ДО ХУЯ. Они ходят толпами, создают пробки, размахивают руками, громко кричат, ржут и вообще.

 

Шейковая у ресорта «El Centro» — одна из лучших на берегу. Шейки стоят недорого, с фруктами там не жмотятся, стаканы большие. На фото: чувак-китаец фоткает свою тёлочку, которая позирует на фоне вывески и жестом показывает то же, что я описал выше.

 

На Боракае осталось несколько десятков человек (может, и больше, но я всё время видел одни и те же опустившиеся и пропитые рожи) коренного населения. От остальных филиппинцев они отличаются густыми кудрявыми волосами, чёрной кожей, ужасающей нищетой и повальным пьянством. Им несказанно повезло, что их островок стал лучшим филиппинским курортом, и под это дело местные решили вовсе не работать, а жить на милостыню, которую дети и пьяные женщины просят у туристов.

 

 

На пляже строго воспрещается курить. Вообще на острове, конечно, можно. Можно даже на дороге, ведущей вдоль пляжа и заполненной толпами китайцев. Ближе к морю — уже нет.

 

 

Полицейские. В шортиках, кроссовочках, приветливые и ни хуя не делают.

 

 

D’mall — боракайский торгово-развлекательный центр.

 

Боракай занимает около семи километров в длину и около двух-трёх в ширину. Но даже на нём есть «Старбакс». Площадь Киева раз в сто больше, однако ему пока «Старбакс» не положен. Мне вообще по хую, есть в городе «Старбакс» или нет, я там себе ни разу ничего не покупал, но слышал, что эта кофейная сеть является мерилом продвинутости места в глазах хипстеров. Как для Изи Шапиро из довлатовского «Соло на IBM» — количество его однофамильцев в американском городе.

 

Как можно потеряться в семи пальмах.

 

Мужики с очень умным видом играли в шашки. Остальные сидели вокруг и записывали ходы.

 

Школьники. Надпись на лампасах: «Boracay national high school».

 

Ежедневное развлечение — лепить песочную гору, вырезать палочкой или пальцем сверху название острова, а ниже — число и месяц. Таких ручных календарей вдоль пляжа можно насчитать каждый день больше десятка.

 

 

Остров на острове.

 

15.06.2012