Скульптор Ленина был бы доволен

08.12.2013 | Рубрика: Дело Майдана

Второе воскресенье подряд достаётся памятнику Ленину в начале бульвара Шевченко. Первого числа его, как репку, тросом тянули-тянули, но не стянули — милиция не дала. На этот раз дотянули. Обошлись своими силами: без применения спецтехники голыми руками свалили многотонный монумент.

Шестьдесят семь лет, с декабря 1946-го, памятник Ленину простоял на Бессарабской площади — для человека так солидный возраст.

Последнее время как минимум три дня в году под ним бывало неспокойно: 1 января, в день рождения Степана Бандеры, от парка Шевченко по бульвару спускалась «смолоскипна хода». Возле памятника держали оборону его ровесники-коммунисты и несколько милиционеров. 14 октября, в День УПА, за Ленина волновались второй раз за год. После 7 ноября к нему все теряли интерес до следующей годовщины Бандеры.

30 июня 2009-го, не просто так, а в 104-ю годовщину со дня рождения командующего УПА Романа Шухевича, Ленину впервые досталось всерьёз: активист Конгресса украинских националистов Николай Кохановский кувалдой отбил «Ильичу» нос и руку. Но уже к осени Ленин стоял на своём постаменте как новенький, и с тех пор коммунисты устроили под ним дежурство. Но — не доглядели. Да и что бы они могли сделать-то — силы явно были не равны.

За установку этого памятника 67 лет назад советский Киев был благодарен скульптору Сергею Дмитриевичу Меркурову. Меркуров этот, если и прославился, то только тем, что лепил для всего Советского Союза памятники Сталину и Ленину. Чем больше — тем лучше. Я не утрирую: 50-метровый Ленин в Ереване (скульптор родился в Российской Империи на территории современной Армении) и два идола-гиганта по обоим берегам канала имени Москвы — его рук дело. То есть нам с размерами ещё повезло.

За сорок пять лет до этого, в 1901 году, двадцатилетнего Меркурова исключили из Киевского политеха «за участие в политических волнениях». Сто двенадцать лет спустя в тех же политических волнениях пал его памятник Ленину в Киеве.

Узнай он об этом, Сергей Дмитриевич сначала обиделся бы, конечно, но потом был бы доволен.

08.12.2013