Месяц: Июнь 2014

Писк технологий

У нас в квартире могут пищать, когда им что-то не нравится: холодильник, плита, духовка, посудомойка, стиралка, микроволновка и даже электрический чайник. Это уже не говоря об смсках и уведомлениях из мессенджеров, которые мы хотя бы различаем по звуку. Не дом, а последний писк технологий.

И когда что-то начинает негромко пищать через открытое окно с улицы, то думаешь: дверцу не закрыл? на мокрое поставил? испеклось уже? помыла? постирала? нагрелось? закипел? ШТО ЭТО, БЛЕАТЬ?!! А, с улицы. Ну с улицы так с улицы. И всё равно потом пройдёшь и проверишь: дверца-то закрыта?

Автобус до Берегова

Водитель пригородного автобуса на ужгородской автостанции обернулся в салон, шевеля губами пересчитал шестерых пассажиров, ещё раз заглянул в маршрутный лист, вполголоса озадаченно сказал: «Ще один має бути», закрыл автоматическую дверь и повёз нас в Берегово.

В автобус за нами сели двое: старичок со слипшимися волосами, такой в очочках и чистой рубашке, и парень в шлёпанцах на босу ногу. Автобус тронулся, салон стало обдувать из открытых люков, и с задних сидений неприятно запахло.

Я этот запах почти сразу узнал. Не скажу, где я с ним впервые встретился два года назад, потому что тот человек во всём остальном был очень хороший, просто он увлёкся по жаре ходить в одних и тех же плотных шортах. Стоило ему их постирать, и у него пропал единственный недостаток. А я с тех пор запомнил, что это, извините, не пальцы на ногах так пахнут, а другое.

Едут за нами эти старичок с пареньком, а мы гадаем: кто из них? У старичка волосы на лысине слиплись, но очочки и чистая рубашка, а у парня джинсы такие плотные, но и носков на ногах нет. Вряд ли это ноги так пахнут, предполагает Наташа. Но я-то помню, что дело совсем не в носках. Так до Берегова и доехали в неведении, кто же из пассажиров напомнил мне, что было два года назад.

И вот садимся мы в обратный автобус. Четырёхчасовой и мало кому нужный — перед нами никого и позади, слава богу, тоже. Сидим, ждём отправки. Тут распахивается дверь, и в автобус заходит… тот самый старичок в чистой рубашке и со слипшимися волосами. И садится перед нами. Но один, без паренька.

Наташа его тоже узнаёт.
— Тут-то, — говорит, — мы и поймём, он это тогда был или парень.
И довольно улыбается, предвкушая простоту эксперимента. Я нос навострил. Это всё глупости, что от долгого курения пропадает обоняние. Если человеку суждено хорошо различать запахи, то никакое курение эту способность не испортит.

Ну разве так бывает?! Рассказал бы кто мне такую историю, я бы решил, что её выдумали, да ещё и по плохому, предсказуемому шаблону, как в простой, плоской комедии. В общем, дверь снова распахивается, и в автобус заходит тот самый паренёк. И садится рядом со старичком. И тот же запах от кого-то из них. Всю дорогу.

Светская беседа

Я почему так не люблю поддерживать светскую беседу с консьержами, продавщицами, врачами и другими хорошими людьми? Потому что хочется сказать: «Ёб твою мать, что ж за пиздец-то за такой, слов просто нет, ёбаная, блядь, Россия, пизданутые ватники, Путин-хуйло-гори-в-аду-мразь, конца-края этим пидарасам не видно, ебанаты, блядь, донецкие, построить стену Коломойского вокруг России и залить её на хуй бетоном», а вместо этого говоришь: «Ой, да-да, я тоже новости сегодня читал, кошмар, ужас, когда же это всё уже закончится».

Далеко пойдёт

Однажды жарким солнечным летним днём бывший главный редактор Андрей Хрусталёв и бывший выпускающий редактор Антон Петров лежали на шезлонгах в одном закарпатском доме отдыха, потягивали коктейли и предавались воспоминаниям о бывшем хозяине UMH Group Борисе Ложкине.

— Он мужик, конечно, башковитый, — оценивающе протянул Хрусталёв, не выпуская изо рта коктейльную соломинку. — Я это сразу понял. Так ему и сказал: «Ты, — говорю, — Боря, далеко пойдёшь!»
— Прям так и сказал? — не поверил Петров.
— Когда ж это было-то? — словно не заметил вопроса Хрусталёв. — В две тысячи шестом… Значит, восемь лет назад!
— Мне бы кто так сказал, — вздохнул Петров. — Слушай, Андрей Игоревич, а скажи мне, что я далеко пойду, а? У тебя рука счастливая! Ну скажи, а?
— Э, брат, — засмеялся Хрусталёв, — тут, понимаешь, соображение нужно! Думаешь, я такое любому скажу? Я ж вижу, кто пойдёт, а кто нет…

Тут айфон Хрусталёва заелозил по столику и зазвонил песней «Paradise City».
— Незнакомый номер, — скривился он. — Опять, небось, денег будут просить… Алё?.. — Хрусталёв уронил коктейль, замахал свободной рукой и попытался сесть на лежаке. — Здравствуйте, Борис Евгеньевич! Да-да, я вас сразу узнал! Нет, не в Киеве! Да нет, что вы, буквально на денёк! Значит, завтра? Обязательно!

Хрусталёв бережно положил телефон на столик и перевёл дух. Петров смотрел на него с интересом.
— Киев вызывает, Антоха, — чужим голосом сказал Хрусталёв. — Поеду.
— Прямо сейчас? — изумился Петров. — У нас же ещё неделя оплачена!
— Дурак ты, Петров, — махнул рукой бывший главный редактор. — Тебе же лучше: у тебя в номере кровать освобождается, девок сможешь водить!

Через десять минут запыхавшийся Хрусталёв, одетый и с чемоданом, жал Петрову на прощание руку.
— Мой тебе совет: присмотрись к чёрненькой из нашего корпуса. У неё типаж такой, ебливый. Далеко пойдёт. Ну, бывай!

Двое в Анталовцах

voevoda-com_dvoe-antalovci

Украина, Закарпатская область, Ужгородский район, село Анталовцы.

Кино на большом экране

Дитя двадцатого века, кассетных магнитофонов, телевизоров Pal/Secam и кодировки KOI-8, я впервые задался вопросом, как на экране огромного «Самсунга» смотреть скачанные фильмы.

Профильные форумы начинали решение проблемы уже на той стадии, когда всё друг к другу правильно подключено, телевизор ловит вайфай, компьютер готов раздавать, но что-то не работает — но мне до этого ещё было далеко, потому что пульт такого «Самсунга» я держал в руках впервые, а PDF-файл с инструкцией ещё надо было найти где-то в дебрях раздела техподдержки на сайте.

Привыкнув, что в двадцатом веке такие вещи просто не делались, я задавал Гуглу запросы один сложнее другого, пока не утвердился в мысли, что надо ставить на iMac домашний медиасервер. Apache для отладки Студсайта МАИ я себе ставил ещё в 1999-м, так что подобной еботнёй меня было не напугать.

По совету друзей я приобрёл автомобиль «москвич» засетапил Serviio. На Mac OS он выглядел так же уродливо, как и все программы под Винду, чьи разработчики вдруг решили, что им надо осчастливить мак-юзеров. Сервер кое-как запустился, но телевизора не видел. Я просмотрел несколько видеоинструкций, одна мудовее другой, но все они, как и советы на форумах, начинались с того, что iMac и телевизор уже друг друга видят, но коммуницировать не хотят. Не сразу я понял, что виндовое надо лечить виндовым, то есть перезагрузиться после установки.

В общем, всё заработало. Малюсенькая картинка с 20-дюймового мониторчика развернулась на всю ширь 46-дюймового HD-экрана. Жена, притворно ахнув, подбодрила, что всегда в меня верила. Но это не хеппи-энд.

Хеппи-энд наступил тогда, когда я из второстепенной реплики на одном из форумов случайно узнал, что те, кто не хотят выёбываться, записывают фильм с компьютера на флешку, а потом втыкают её в USB-разъём телевизора и смотрят так. Чесслово, я не знал, что в двадцать первом веке всё уже так просто.