provigil strengths generic provigil online pharmacy provigil drug interactions does phenergan get you high sertraline and unisom unisom mini sleep side effects

Отдел бэкапа

Противостояние «бутлегер против Андроида» длится уже четвёртую неделю. С каждым следующим хард ресетом мне открывается новая глубина — бездна! — ненависти, которую разработчики Андроида испытывают к невинным пользователям.

На этот раз выяснилось, что после обнуления телефона никакая резервная копия, якобы хранящаяся где-то в глубине гугловского аккаунта, на него не натягивается, как будто её вовсе нет. Я очень надеюсь, что это очередной конфликт Андроида и MIUI, а на чистом Андроиде всё работает безукоризненно, потому что если нет, то это всё, наверное, выглядит вот так:

В слегка пасмурное утро понедельника сотрудник пиар-отдела Гугла, допустим Марк, заходит в отдел разработки ОС Android.

Не, даже так: Марк заходит в сектор резервных копий и восстановлений ОС Android.

Это такая небольшая квадратная светлая комната с двумя окнами, где по периметру, мониторами в центр, сидят шесть человек. У одного на столе стоят колонки Genius, ещё трое слушают его музыку, остальные двое сидят в наушниках. В углу стоит шкаф с подшивкой журналов Software Magazine, на дальней полке — почти до конца допитая бутылка «Джека», там на донышке ещё что-то плещется, но на рюмку не хватит, а выливать жалко. Под каждым столом куча проводов. Между двумя работниками стоит стол, за которым никто не сидит — на него свалены микросхемы, разобранные телефоны, блоки питания, роутер и стопка инструкций и документаций. В колонках играет индироковое интернет-радио.

Марк оглядывает комнату, видит руководителя сектора, допустим, Эндрю. Эндрю полулежит в кресле и лениво что-то скроллит.
— Здорово, ребята, — говорит Марк.
— Угу, — отвечают все, не отрываясь от мониторов.
— Привет, Марк, — роняет Эндрю.

Марк проходит вглубь комнаты, скользит взглядом по столам и не решается начать.
— Вот, значит, как тут у вас всё, — тянет он и вертит в руках половинку телефона с захламлённого стола.
— Угу, — отвечает Эндрю, скрипя креслом.

— Сука! — громко говорит в монитор один из программистов в наушниках и часто-часто клацает мышкой.
Марк вздрагивает и резко поворачивает к нему голову. Эндрю фыркает. Те, кто без наушников, взглянув на Марка, тоже фыркают.

— Эндрю, можно тебя на минутку? — спрашивает Марк.
— Да, конечно, — говорит Эндрю и, скользя кроссовками, вылезает из-за стола.

Марк и Эндрю выходят в коридор и медленно идут к балкону. Темп задаёт Марк.

— В пятницу вечером я заглянул в «Дохлого кролика» — не буду врать, что случайно, но уж точно не собирался там оставаться надолго… Хотел выпить один коктейль и просто поехать отоспаться после тяжёлой недели. Ты же был в «Дохлом кролике», Эндрю?
— А как же, — кивает Эндрю. — Конечно. Кто же не был в «Дохлом кролике».
— Думаю, во всём была виновата «Чёрная дыра». Не стоило пить её после «Хохочущей гиены», как ты считаешь?
— Я пью чистый виски, — отстранённо отвечает Эндрю.
— Ты не пробовал «Хохочущую гиену», Эндрю?
— Нет.
— Хм. Да, ты молодец, не надо пробовать «Хохочущую гиену». Особенно в паре с «Чёрной дырой». Только если у тебя нет впереди хотя бы пары выходных! — захохотал Марк.
— Это важно? — спросил Эндрю.

Марк отсмеялся и посерьёзнел.

— Да, Эндрю, это важно. Потому что… В общем, в субботу утром я очнулся без телефона. Представляешь? Я написал Джилиан, не находил ли его кто-нибудь, но нет — пропал. Наверное, кто-то прихватил себе. Засранцы.
— Вот же чёрт, — посочувствовал Эндрю.
— Да бог с ним, с телефоном, — махнул рукой Марк. — Телефон — это не проблема. Проблема оказалась в том, что я оказался один на один с совершенно новым, чистым телефоном. Голым, как новорождённый младенец. В общем, Эндрю, не хочу тебя расстраивать, но…

Марк опустил взгляд и посмотрел Эндрю куда-то на солнечное сплетение.

— Короче, бэкап не сработал.

Эндрю махнул головой:
— Что значит не сработал? Как это: не сработал? Ты шутишь?

— Нет, Эндрю, я не шучу. Я включил телефон, залогинился в Гугл, заново поставил из Гугл-плея все приложения, и ни в одном не подсосались мои настройки, ни одной сохранённой вайфай-сети, вообще ничего. Чистый телефон.

Эндрю часто заморгал.
— Марк, подожди. Ты знаешь, сколько чёртовых часов мы работали над этой функцией? Никто не выдерживал. Все увольнялись. Вот те ребята, которых ты видел — Стив, Пол, Алекс, Ричи, Джо, — они все из нового состава. Четвёртого состава, Марк! Это адская работа. Мы выкладывались все без остатка. Ты просто не представляешь себе, что это такое — запустить сервис бэкапа. Я уже полгода сижу на сертралине. И мне до сих пор снятся резервные копии!

Марк дождался, пока тот закончит.
— Нет, Эндрю, правда, у вас… была замечательная команда, отличные, приветливые ребята, Я вижу, что они стараются… старались, только, блядь, бэкап не сработал. И я думаю, что Френк…

Тут Эндрю вздрогнул и заглянул Марку в глаза.

— …должен об этом знать — если он ещё не терял телефон.

Марк грустно улыбнулся своей шутке и вздохнул. Эндрю не отрываясь смотрел на Марка.

— Мне жаль, Эндрю, — сказал Марк. — Но бэкап — это не бутерброд с колбасой. И его надо возвращать.