Потоп

14.12.2017 | Рубрика: Дневник

Очень давно не выходило постов с тегом #ДомВысокойКультурыБыта.

Ну потому что всё как-то пошло своим чередом после того как мы с соседями скинулись на домофон:
— механический кодовый замок из подъездной двери пропадать перестал,
— бомжи между первым и вторым этажами ночевать перестали,
— коврик из-под нашей двери пиздить тоже перестали,
— ну а сумасшедшая соседка с четвёртого этажа, к которой ходит вся демеевская алкашня, от домофона не зависит.

В общем, в подъезде воцарились мир и срач. Срач — потому что если чей-то ребёночек чистит мандаринку, поднимаясь по лестнице, то тут домофон ничего не решит. И если этот же ребёночек бросает на наш коврик обёртку от вафель «Артек», потому что ему вот сейчас захотелось СКУШАТЬ вафельку, то тут тоже домофон бессилен. Осталось только поймать маленького засранца на горячем, потому что пока это только мои умозрительные заключения.

Но вообще о каждом из жильцов этого подъезда можно написать какой-нибудь да рассказ.

Например, паренёк этажом выше.

Впервые мы с ним столкнулись на Пасху, когда вместе выходили на улицу. Он спрыгивал по ступенькам, и тут мы открыли дверь, потому что сами собирались выходить.
— Христос воскрес! — отчеканил паренёк на вид лет двадцати пяти.
— Воистину воскрес, — ответили мы с Наташей.
— Христос воскрес! — повторил паренёк.
— Воистину воскресе, — ответил я.
— Христос воскрес! — закончил паренёк.
— Воистину воскресе, — закончил я с облегчением.

Мы вышли вслед за ним на улицу и увидели, как он истово крестился на церковь через дорогу. И ускакал дальше.

Паренёк жил над нами один. Сам он был голосеевский, и то ли родители съехали, оставив ему квартиру, то ли купили эту вторичку и отселили сына сюда. В общем, сын, пользуясь случаями, регулярно и мощно забухивал, но без последствий. Громкая музыка не самых, признаться, неприятных ритмов прекращалась до того, как заканчивалось наше терпение, да и хуячила не каждый вечер. Иногда поздними вечерами над нашим потолком раздавались какие-то дикие скачки, которые длились по полчаса и дольше, и я сначала думал, что паренёк по пьяни играется со своим котиком (гусары, молчать, у него правда котик, причём чёрный), но по пьяни так долго скакать нельзя, никакое сердце не выдержит, и я уже начал задумываться, что это вовсе не котик, а некая дама, а может, и не дама даже.

Толстенные стены и шумный проспект позволяли нам уживаться — когда круглые сутки за окном грохочут машины, то уже непринципиально, громко ли топает наш сосед, вернувшись, судя по ритму шагов, в полное говно. В конце концов, вспомнил бы я себя в двадцать пять лет.

Наташа деликатно не комментировала то, как у нас в спальне глубокой ночью тряслась люстра от его (или не его?) шагов, как игры с котиком (или не с котиком?) затягивались и заканчивались буквально за несколько минут до того, как я уже собирался с мыслями подниматься наверх и спрашивать, не уебался ли котик от таких прыжков.

Когда перед сном я спускался курить на улицу и видел выходящих из подъезда (или, наоборот, входящих) незнакомых девушек, я даже немного радовался, что наш сосед не окончательный пидарас — потому что водить баб, методом исключения, было больше некому. В эти вечера прыжки с котиком не повторялись, и я уже начал задумываться, не больно ли живётся котику, когда у соседа не бывает новых барышень.

Короче, сегодня с потолка в ванной закапало. Я поднялся к соседу, но дверь никто не открыл. Я поднялся этажом выше и ещё выше — для очистки совести, мало ли, вдруг это не он. Но оказалось, что всё-таки он. Капало не сильно, я подложил тряпочку и, занимаясь своими делами, стал ждать, когда он вернётся, ужаснётся и придёт каяться.

Шли часы, я выжимал одну тряпочку за другой, но сверху ничего не происходило. Выходя курить, я заглядывал на этаж выше и видел, что моя записка, приклеенная к его двери на скотч, всё так же висит.

Пока наконец не стало понятно, что сосед вернулся, и вернулся в жопу пьяный.
Я дал ему десять минут, чтобы насладиться пиздецом прорванных труб, и поднялся звонить.
Дверь никто не открыл.

Я вышел курить на улицу и глянул в его окна — света не было ни с одной стороны дома.
Показалось, наверное, подумал я и пошёл выжимать тряпочку.
Ну а что мне было делать? Вызывать аварийку и перекрывать стояк, пока он не вернётся? Чёрт, ну мне же тоже нужна вода.

Через пару часов этажом сверху кто-то пьяно упал. Возможно, с кровати. Возможно, просто идя поссать или за водой.

Завтра утром будем разбираться, но, блядь, мне просто интересно: он, сука, что ли, вообще не заметил, что у него дома потоп?

Боже, верни нас, пожалуйста, в какой-нибудь хороший ЖК без алкашей, жлобья и пизданутых. Тяжело мне жить с нашим простым народом, очень хочется отгородиться от него к ебени матери.

UPD. Вызвал аварийку, перекрыли холодную воду во всём доме — условия нашей сталинки такие, что если уж перекрывать, то всё и всем.

А вот ещё есть почитать:

14.12.2017