Кальсоны

Один бородатый миллениал склепал типа смешную картинку. Не могу её найти, но общий смысл такой, что он там с высоты своих двадцати двух лет высмеивал подростковое бунтарство («15 лет: я не хочу больше жить, жизнь дерьмо!») и взрослую рассудительность, которую он называл наступившей старостью: «а 35 лет: о, вино по акции!».

Так вот, юноша, хочу тебе сказать, что вино по акции ты скоро сам будешь покупать, если ещё не, а настоящая старость — это когда ты в первые ноябрьские холода задерживаешься в супермаркете у стенда с бельём, немного колеблешься, вспоминая папу, и кидаешь в тележку… КАЛЬСОНЫ.

Увидимся в «Ашане», малыш.
Антон, 38 лет.