Дневник

Музыка и потерянное детство

Вместе со мной утром в вагон зашла мама с сыном. Сын — мальчик лет четырнадцати. Одет в тёмно-синий костюм и белую рубашку. Взгляд — детский, но немного испуганный. И любопытный. Как будто всё, что он видит, ему в диковинку, поэтому страшно интересно, но и боязно: а не опасно ли всё это вокруг. Мальчишка симпатичный, его бы красиво одеть и вообще, что называется, привести в порядок — отбоя бы от девчонок не было. Но пока он полностью под присмотром мамы.

Мама — ничем не выделяющаяся женщина, кроме того, что она придерживала стоящий между ног здоровенный футляр, внутри которого угадывались очертания контрабаса.

И, наверное, на этом уже можно и закончить. Потому что картина складывается совершенно однозначная.

Приключения инфракрасного адаптера

— Чтобы написать хороший фельетон, тема не нужна, —
заявил француз. — Надо просто уметь хорошо писать.
— Ну уж тут вы загнули, — возмутился Маклафлин. —
Без темы даже у такого словесного эквилибриста, как вы,
ничего путного не выйдет.
— Назовите любой предмет, хоть бы даже самый тривиальный,
и я напишу про него статью, которую моя газета с удовольствием
напечатает, — протянул руку д’Эвре. — Пари?

Б. Акунин, «Турецкий гамбит»

Филича с детства интересовали мобильные телефоны. Их возможности он всегда старался (и старается по сей день) использовать на полную катушку. Есть инфракрасный порт? Значит телефон нужно присоединить к компьютеру. Есть органайзер? Все свои планы нужно занести через компьютер туда. Как работает WAP через GPRS? А как зайти в интернет с компьютера через тот же GPRS? В общем, Филичу было интересно всё.

Орнитологический троллейбус

Ехал на работу. Сел в 20-й троллейбус. Краем глаза отследил постороннее движение в салоне. Какое-то необычное.

Стал вращать головой, чтобы выяснить, что это за движение и кто его создаёт.

Через несколько секунд разглядел «виновника». Им оказался… воробей.

На улице было холодно, и он, глупый, залетел на остановке в троллейбус погреться. На остановке — потому что через открытые двери. А это, в свою очередь, потому, что в холодную погоду окошки в троллейбусе, естественно, закрыты.

Воробей летал по салону в поисках выхода. Пассажиры относились к этому событию на удивление безразлично. Что странно. Мухи летом в салон залетают через открытые окна — это да. Осы — тоже не редкость. Но чтобы воробей… Я такое видел впервые. Вот и думай, воспринимать это как знак какой-нибудь или нет: ведь нечасто воробья увидишь в троллейбусе.

Вёл он себя спокойно, если так можно сказать про птицу, залетевшую в салон. Суетился, но не паниковал. По его мордочке (интересно, как это у птиц называется? слово «мордочка» как-то с воробьём не вяжется) было видно, что всё это ему жутко интересно, но уже надоело. И остановку он свою, кажется, проехал.

— Ну что, — спросил Суворов в телефонном разговоре, — с тобой доехал?
— Нет, — ответил я. — Вышел на остановку раньше.

Слоган

Подходящий слоган для радиостанции.

Заканчивается песня, фоном идёт лёгкая и приятная музыка. Нежный и уверенный мужской голос задушевно произносит: «Наше время на „Милицейской волне“. Музыка, вызывающая рвоту».