Попрошайки

— Братуха, не выручишь на жетончик? — только что у входа в «Демеевскую» отирались два мутных паренька и всех заходящих встречали одной и той же просьбой. Все проходили мимо.

— Давай проведу, — предложил я и показал проездной. Мне не жалко было 3,50, даже 7 гривен, если им действительно нужно было в метро. Но им не нужно было.

— Та не, мне бы… — и он изобразил мимикой какую-то другую потребность, — «на жетончик».

У меня не было «на жетончик».

Это как дед с костылём, который в августе стоял у стеклянных дверей на «Демеевской» и просил на метро, хотя все же знают, что пенсионерам бесплатно.

Когда же вы уже врать научитесь.

Или, выражаясь по-хипстерски, творчески относиться к делу.

13.09.2016

Квартира Лещенко

Неделю назад Наташка меня спросила как-то между делом, слыхал ли я про квартиру Лещенко — мол, странно, что до сих пор свои пять копеек никуда не вставил. А я спросил: какого Лещенко?

Ну мало ли, может, Льва Лещенко.

Хотя, конечно, чтобы Наташку вдруг задела шумиха вокруг квартиры Льва Лещенко — это очень странно. Не удивлюсь, если она вообще не знает, кто это такой.

В двух словах пересказала, что Сергей Лещенко купил квартиру, а в интернете этим страшно недовольны.

На следующий день лента кишела Лещенком так, что он как будто уже из монитора вылезал меня пугать, как девочка из фильма «Звонок» (не смотрел, кстати).

Отшумел тот клён Лещенко — началась какая-то муть с маткой в России. Мне на Россию, на муть и на её матку уже всё равно, так что даже вникать не стал — ну какое-то там у них беснование очередное, и чёрт с ними, пусть хоть сожрут друг друга.

Теперь вот Зеленский и «95-й квартал». Не буду врать, что не знаю, кто это такие, но видел их последний раз несколько лет назад то ли в междугороднем автобусе, то ли в «Хюндае», где их показывали принудительно, ну и, разумеется, проникся неприязнью, потому что на дорогу у меня были другие планы, чем слушать их шутки про Юлию Тимошенко.

Сколько же теряешь от того, что не ходишь на работу в какую-нибудь редакцию и не имеешь дома телевизор.

Но сколько приобретаешь: душевного спокойствия и безразличия ко всей этой пене, а с другой стороны — фермерской озабоченности. Это когда плевать, кто там что отмочил в Фейсбуке или в телевизоре, зато очень важно, уродил кизил в этом году или нет.

Так вот, кизил уродил. Это главное.

11.09.2016

Оливер Шанти

Ахахаха, отличная история.

В каком-то аж 2004 году, экспериментируя с музыкальными жанрами, я наугад скачал пластинку некоего Оливера Шанти. Там всякая тибетчина, буддизм, медитации, ом мани падме хум, вот это всё.

Двенадцать лет она кочевала в составе музколлекции с компа на комп, давно её не слушал, тут вот поставил. Наташка оживилась, заинтересовалась, попросила скинуть ей, как зовут музыкантов, чтобы что-нибудь про них прочитать. А я даже и не думал об этом, ну падме хум и падме хум. В том смысле, что если нравится картина — не знакомься с художником.

Но тут, значит, решил познакомиться.

Сайта у этого Шанти нет, пошёл в Википедию. Дискография обрывается на 2002 году, когда вышел тот самый альбом, который я и скачал. Что, умер? Нет, всё круче в разы.

В общем, в том же самом 2002 году этому, блядь, буддисту предъявили триста, сука, четырнадцать (!) эпизодов child sexual abuse. Он рванул из Германии (Оливер Шанти это, конечно, псевдоним, он Ульрих Шульц из Гамбурга в натуре), спустя шесть лет его поймали в Португалии, до суда он попытался наложить на себя руки, но безуспешно, и 4 декабря 2009-го ему дали шесть лет и десять месяцев за доказанные 76 эпизодов.

Аккурат через месяц выйдет.

Хули, ждём новых песен маэстро!

04.09.2016

Кривое озеро

Так вот проснёшься утром с похмелья от перфораторов, побурчишь типа смешно в Фейсбуке, потому что ну хватит уже злых постов, а потом узнаешь, что Кривое Озеро, вот это всё. Ну ёб твою мать.

Кривое Озеро — это вы уже, к несчастью, знаете, что не просто Николаевская область, а её Врадиевский район, там от Врадиевки 20 километров всего. Летом 2013-го Врадиевка прогремела на всю страну, и последующие начальники областного Управления внутренних дел Николаевской области, понимая, что у них в подчинении регион, который уже нехило так бомбанул, как мне кажется, должны были бы сделать всё, чтобы любой их подчинённый, блядь, по струнке ходил и даже матом не ругался.

Но вместо этого николаевские полицейские убили человека.

Никогда такого не было, и вот опять.

Второй, блядь, зашквар — даже не просто где-то в Николаевской области in the middle of nowhere, а именно во Врадиевском районе. Молния два раза в одно место не попадает, только это не касается нашего МВД.

Местное новостное издание novosti-n.org выложило фотографии, как мужики там чуть самосуд не устроили над ментами-убийцами.

Почему самосуд? Да потому что сами мужики и сказали, что всё там к чёртовой матери продажное в этой Николаевской области, и раз ментов этих везут из Кривого Озера на суд, то наверняка оправдают, потому что там одна круговая порука и верить никому нельзя.

Ментов — потому что это не полицейские, конечно, никакие. Полицейские — это честные и вежливые няшки в Киеве, которых мы любим и которым верим, а прошедшие переаттестацию менты в Николаевской области — это такая же сволота, которая и раньше во Врадиевском районе насиловала и убивала людей, такая же пузатая мразь в голубых рубашках с советскими погонами, которую из презрения зовут мусорами.

Боже, милая Хатия Деканоидзе, в какой же пиздорез вы попали. И пиздота эта ментовская никуда не денется, как бы вы ни старались, потому что всех не пересажаешь, а их — тысячи, и каждый, ну вот просто каждый, или киньте в меня камень, что-то либо украл, либо кого-то побил, либо сделал что-то ещё такое, за что мы, честные украинцы, ненавидим всю милицию и прокуратуру, конечно, тоже, но прокуратура — это уже тема для другого поста.

Кто бы ты ни был, Александр Цукерман, хороший человек или плохой, тебя убили те самые советские менты, которых мы все боялись и презирали. Ни хуя тут у нас не меняется, если до сих пор Кривое Озеро всё уверено, что самосуд будет честнее суда Николаевской области.

26.08.2016

Утренний перфоратор

Где бы я ни жил (а я только в Киеве сменил за 11 лет с десяток квартир), везде ситуация одинаковая.

Сосед затевает ремонт.

Нет, нельзя такого человека называть соседом. Сосед — это что-то такое уютное, это к кому можно за солью сходить или ребёнка своего на время оставить.

Окей, мужчина из квартиры где-то рядом в этом же доме затевает ремонт.

Хотя, может, это и не мужчина затевает. Он, может, и ещё бы лет сто в этой квартире жил as is, но женщина, вы же понимаете. Поэтому тут проще нажить себе полный дом врагов, чем отказаться.

И вот он нанимает бригаду работников. И говорит им что-то типа: делайте тут что хотите, только уложитесь в месяц, а то будете уже иметь дело не со мной. И да, только раньше девяти не начинайте, пожалуйста.

Эти, допустим, двое, узнав пожелания и оглядев комнаты, понимают, что без перфоратора им не обойтись.

Но перфоратор — это же не просто инструмент для ремонта. Это же и психологическое оружие. Его надо выбирать сообразно дому.

Они смотрят на тот инструмент, что у них есть, и один такой говорит:
— Ну нет, Петрович, это несерьёзно. Тут же сталинка, надо что-то это самое.

Они едут в «Эпицентр» и говорят там продавцу:
— Выручи, брат. У нас, короче, сталинка, пять этажей, три подъезда. Мы в среднем. Народу немного, но стены толстые и заебать нужно ВСЕХ.

Им выносят монстра, которого даже в торговом зале нет, чтобы людей не пугать. Те его гладят, поворачивают, примериваются, как будто это не перфоратор, а какое-то сверхоружие, а они — злодеи из фильма.

Ну и настаёт, значит, день икс. Как у меня сегодня.

Работы им минут на десять, максимум — на двадцать, это если совсем садисты. Раньше девяти сказали не начинать, но если не начать в девять, то это же никакого форсу, просто день потерян.

И вот они такие с этим перфоратором стоят у электрической розетки, у одного штепсель в руках, а второй на часы смотрит. И тихо так, всё застыло, как в кино: фокус на штепселе и ещё у кого-нибудь из них капелька пота на носу и дышат ртом, чтобы не сопеть.

Петрович смотрит на часы, медленно заносит руку и ровно в девять машет:
— Врубай!

Через десять минут, максимум через двадцать, всё становится тихо. Снова слышно воробьёв во дворе и машины на Голосеевском проспекте.

Один из этих упырей сидит под стенкой, обняв колени, и молчит, а на лице такое наслаждение, будто он в этом кино всю планету спас. А второй всё держит перфоратор и опустить не может, они с ним одно целое уже.

Времени — 9:20. Больше сегодня перфоратор не понадобится, конечно. Профессионалы работают перфоратором, сука, только по утрам, двадцати минут им вот так хватает.

Ну что ж это, блядь, за люди-то такие, а.

25.08.2016

На День независимости

Только после Майдана, став вникать в советскую историю Украины, я понял, какова же была ненависть Украины к советизации. Мои русские деды тоже всегда были против советской власти, и дед мне, малому, рассказывал про коллективизацию и голод. Но как-то оно не представлялось таким ужасным, да и я был слишком мал и ничегошеньки не понимал. Как же это так: в школе одно говорят, а дед — другое?

Дед и Сталина всегда ругал последними словами — такими, какие уместны при внуке, и террор 1937-го ему вспоминал, и двадцать миллионов убитых в войну. Но я этого всего не понимал. Зарубил себе на носу, что советская власть — это плохо, что Сталин — палач, но в детстве же это всё какое-то такое абстрактное, да?

И только в Украине я понял, какой же это был кошмар. Что никакой Гитлер не сравнится со зверствами советской власти. Что старики, помнящие и раскулачивание, и коллективизацию, покуда были живы, рассказывали об этом обо всём как о самом страшном в их жизни (тут уже другой вопрос: как же с таким отношением советская власть здесь вообще прижилась?).

В меня с детства вкладывали, что советская власть — это плохо. И только в Украине я осознал, что это не просто плохо, а что это катастрофа двадцатого века.

Поэтому День независимости Украины — это большой праздник. Слава Богу, что Украина перестала быть частью этой людоедской империи. То есть на деле, конечно, независимость только-только началась на Майдане, а до этого смрадный русский дух в Украине гулял здесь ветром по всем областям, но не всё же так быстро (хотя хочется, конечно, чтоб всё было гораздо быстрее).

Если раньше Украина смиренно радовалась, что её наконец-то отпустили, то теперь, спустя 25 лет, она умеет скалить зубы, умеет постоять за себя и показывает России огромную лиловую залупу.

С днём рождения, Украина. И спасибо тебе, что я живу у тебя.

24.08.2016

Охладел

Вчера в ленте попалось несколько расшаров заметки Колесникова в „Ъ“. По привычке пошёл было читать, на втором абзаце подумал: какое мне, блядь, дело до Исинбаевой? Она что, наша спортсменка?

Сегодня отписался от рассылки Навального. Подумал: какое мне, блядь, дело, сколько спиздил Шувалов и какая яхта у Сечина? У нас, что ли, такого говна нет, чтобы я следил за чужим? Почитать Бигуса — тут такой пиздец в стране, как будто никакого Майдана и не было.

Раньше я Россию ненавидел, и такое сильное чувство таило в себе опасность. Вчера-сегодня поймал себя на том, что мне вообще по хую, что там происходит. Казну разворовывают? Так не наша же. Активистов сажают? Да и хуй с ними.

Приятная такая пустота на месте жгучей ненависти. Ещё бы ров с крокодилами между нами, и вообще стало бы хорошо.

22.08.2016

Pink Floyd и Воронеж

Как зыбка грань между Pink Floyd и стаканом водки в семь утра в Воронеже.

Перед работой мне надо было завезти в «Барбару» воеводку. Тащить на себе тяжёлый рюкзак с Демеевки на Артёма мне моя спина не простила бы, и я вызвал такси.

Водителем «ниссана» оказался мужчина, чей живот упирался в руль. Как все полные люди, он был нетороплив, и даже машина ехала у него не спеша. Первые минуты три прошли молча. На Красноармейской он пощёлкал кнопками на магнитоле, выбрал диск, и в машине зазвучали гитарные переборы «Hey You».

«Hey You», — чуть было не сказал я на первых секундах, но сдержался. Обычно, когда я угадывал мелодию, таксисты либо молчали, либо в редких случаях переспрашивали, чего это я щас брякнул.

На перекрёстке с Фёдорова я не выдержал:
— No matter how he tried, he could not break free, — зачем-то сказал я.

Таксист посмотрел с одобрением.
— Тоже «Пинк Флойд» слушаете? — спросил он.
— Спрашиваете! — ответил я.
Немного помедлив, он добавил:
— Вы как в машину сели, я сразу понял: наш человек. Надо ему «Пинк Флойд» поставить.
Я по-снобски прикинул, чего это во мне нашего, и ничего не нашёл. Таксист тем временем начал свой монолог.

— Или вот брат этого, с которым они начинали. Ну который с ума сошёл.
— Сид Баррет, — подсказал я, не став разрушать иллюзию о родстве Баррета и Уотерса.
— Да, — согласился таксист. — А ведь мы же не знаем, на самом деле, сошёл он с ума или нет. Ведь когда ему сейчас вот диагноз поставили, то это же неизвестно, так оно или не так. У нас же если человек на своей волне, то значит тово…

Гомосексуализм начался с поворота на Саксаганского.

— И вот то же самое: голубой он или не голубой, а только подкрашенный! Мы же свечку не держали, не знаем, как оно там. Вот говорят, что Чайковский голубой. А я вам так скажу: если у мужчины есть жена, дети, а потом про него говорят, что он голубой, то я сомневаюсь. Ведь Бог создал Адама — мужчину и Еву — женщину, чтобы люди получали удовольствие от секса с разными полами. А когда начинают в жопу ебаться — это ненормально.

Где-то возле площади Победы должна была начаться политика.

— Ну я там понимаю ещё тех, кто активные — по синьке жопу перепутал с женской, это бывает. (Бывает, отметил я про себя.) А чтобы свою жопу подставлять — ну это я не знаю… Ведь раньше же статья за это дело была — за мужеложество… А сейчас эти пидарасы — в парламентах: и у нас, и в Норвегии! Мир перевернулся…

Вот мы и подъехали к площади Победы. Таксист достал «винстон», помял в руках сигарету и закурил, высунув руку далеко в окно. Играла «Bring the Boys Back Home».

— Вот тот же Путин — ну это же явно какие-то комплексы у него, видимо, ущемление какое-то было в органах (О! — оживился я)… в кагебешных (У, — приуныл я.). На той неделе вёз я одного психотерапевта — оттуда, из России. Он мне говорит: «Вы не подумайте, что у меня акцент московский, у меня женщина в Киеве есть, я переезжаю. Квартиру продаю и переезжаю сюда. Там зомбированные все…».

На Воровского подошла русская тема.

— У русских же все кругом виноваты, кроме них! Все! Не стакан — в девяноста процентах случаев — а все кругом! А вы посмотрите на их деревни и на наши сёла! У нас: заборчики, огороды вскопаны, картошку садят, а у них?.. Мы в Россию поехали по работе на машине в девяносто третьем. Ехали через восток. Через Курск и утром остановились в Воронеже в семь утра. В то время в магазинах были такие круглые столики, как в аэропортах, ну мы и встали за них — четыре здоровых мужика. Взяли по два чая и по четыре пирожка. И вот люди заходят — унылые такие. Молчаливые. Ни слова не говоря протягивают купюру, им наливают стакан и дают две карамельки-«барбариски». Мы тоже можем выпить, конечно. Ну пятьдесят граммов, но не стакан же! Тут же как: эйфория наступает, хочется песенку спеть, не делать ничего, а как в таком состоянии станок запускать? Нонсенс!

Свернули не на Гоголевской, а дальше — на Обсерваторной, чтоб историю дорассказать.

— А у Сани, друга моего, жена самарчанка. Есть у них дачка на Волге. Домик, красиво, Волга рядом. И у неё день рождения. Выставили на стол десять литровых бутылок «Пшеничной» и стаканы. Ёб твою мать, я Сашу спрашиваю: а сколько же нас будет? Он отвечает: да вот мы в восьмером и всё… И понимаешь, и девки молодые — лет двадцать шесть — двадцать восемь — и тоже из стаканов пили, полных! Три тоста — это ж пол-литра! Я спрашиваю: а можно стакан на три тоста растянуть? Мне говорят: нельзя, не принято так. У русских оно, это пьянство, в крови…

Подъехали к «Барбаре» под «Comfortably Numb».

— Вот оно всё как-то так, — на прощание сказал мне таксист.

24.06.2015

Яремче и Микуличин

voevoda-com-2015-03-yaremche-06

За неделю, проведённую в Яремче и окрестностях, мы увидели три смены погоды, побывали на тропе Довбуша, доехали до Микуличина, познакомились с директором школы и попробовали гуцульского пива из местной пивоварни. Пиво не впечатлило, а вот фотографий карпатских красот набралось аж тридцать три.

Continue reading

30.03.2015