У вас есть друзья в России?

Уже много лет?

Вам неприятно будет читать дальше, но, по-моему, лучше жить с открытыми глазами, чем с головой в песке, лишь бы всё оставалось по-прежнему.

У вас нет друзей в России. Нет и никогда не было.

Можете закрыть этот пост, только друзей у вас там от этого не появится. А я продолжу.

После 2014 года я растерял всех друзей в Москве, где родился и вырос. Любые разговоры и попытки «разобраться, потому что не всё так однозначно», заканчивались расфрендом. Через два года после захвата Крыма мой близкий друг прислал мне селфи со своей девушкой на фоне Севастополя — ачотакова. Я тогда так опешил, что промямлил что-то про «ворованным пользоваться нехорошо» и тихонько слился. Друг засмеялся — я, говорит, ждал, что ты так и ответишь. Это был шестнадцатый год, и сейчас, спустя шесть лет, такой тихий слив уже невозможен. Но к двадцать второму году и сливать уже некого.

«У нас есть друзья в России, они прекрасные люди и всё понимают», — уверяли меня многие украинцы, с кем мы затрагивали эту бесполезную тему с четырнадцатого года. Первое время я таким прямо завидовал: что же у меня за друзья-то были одно ватное говно сплошное, а тут почти у каждого украинца есть в России честный и порядочный друг. Как же так, что это за две параллельные России и почему мне не повезло и я вырос не в той?

А потом, когда число «хороших русских» и друзей Украины перевалило за статистически допустимую отметку, я понял, что наивные и доверчивые украинцы, отметая очевидных орков и зомби, называли друзьями всех остальных. Ну, типа, если собеседник из России не топит за Путина совсем нагло и в открытую, значит уже друг. А это большая ошибка. Но чтобы понять её, пришлось дожить до февраля 2022-го.

Так в семье моих украинских друзей появилось выражение «хорошие русские с добрыми глазами». Сюда вошла вся либеральная пиздота, которая страдает от того, что:

— теперь не купить табуреточки в ИКЕА;

— айфоны подорожают;

— рубль упал;

— в Париж не слетать;

— Нетфликс не посмотреть;

— ну и главное: нельзя сейчас в Киеве вареников покушать, и неизвестно, когда будет можно, а очень хочется.

Либеральная пиздота плачет по Украине крокодиловыми слезами, но дороже всего на свете ей фирменные носочки из «Адидаса» и табуретка Bekväm. Хорошим русским с добрыми глазами не жалко ничего, кроме своего тёплого быта. Ни своих солдат — это чужие им люди, а в России столько людей, что по всем не наплачешься; ни своей страны, потому что страна тоже такая большая, что её ни объять, ни представить, для них страна — это город, где они живут, и, может, ещё дача, если у кого есть. Украины им и подавно не жаль. А очень жаль выходить куда-то из зоны комфорта, где дубинки и автозаки. Потому что ничто в мире не стоит потерянных в автозаке часов.

Хорошие русские с добрыми глазами выходят в Фейсбуке на свой любимый русский марш: «А нас-то за что?» Какая-то блядь пишет, мол, зачем вы нас Пейпела лишили: «общество и так психотравмировано всем происходящим». Дескать, прекратите мучить хороших русских людей, мы-то при чём? Бомбите кого хотите, только Мастеркард нам оставьте, пожалуйста.

Поколения русских людей взращивали с уверенностью, что они — великая нация, живущая в великой стране. Доказательств этому быть не могло, это зашивалось в BIOS, и осмысливать критически это никто не собирался. Просто мы великие и всё. Хорошие русские не понимают, при чём тут они, в чём виновата Россия и почему виноваты все русские — потому что великая страна не может быть виновата, она всегда права. Русские не могут представить себя на месте нацистской Германии 80-летней давности, потому что эту Германию им всегда противопоставляли.

Даже те самые хорошие русские, которых вы считали своими друзьями, ведь они не за Путина, не могут себе представить, что они и есть теперь нацистская Россия. Что вина России ровным слоем размазана по всем ста сорока миллионам. Что вся Россия теперь — страна-изгой вместе со всеми хорошими и плохими русскими. Теперь все равны, кто голосовал за Путина и кто считал, что он выше этих выборов.

«И нич-ч-чего вы не находитесь на это ответить, кроме ягнячьего блеяния:

— Я-а?? За что??…»

Один редактор русской службы Би-Би-Си пишет в личном Фейсбуке: «Есть две Украины. Одна из них — реальная, там хорошо относятся к русским (до 24 февраля, сейчас опасаюсь предположить)». Корреспондент «Медузы» спрашивает русскую телеведущую, застрявшую в Украине: «Что можно сказать про отношение к россиянам в Киеве?»

Хорошие русские с добрыми глазами переживают, всё ли ещё они нравятся кому-то в Украине, потому что как же жить, если не нравишься? Как же им теперь приезжать на вареники, гулять по Крещатику на майских под цветущими каштанами от Майдана до памятника Ленину?

У вас больше нет друзей в России. И хороших русских тоже нет. Не верите мне — спросите у наших военных. Они вам ответят, что хороших русских уже двенадцать тысяч.